« 11 »  09  20 15 г.




Любовь зла стихи

Кармальская Светлана Александровна: Любовь зла. БЕГИ, БЕГИ, ПОКА Я НЕ ВИЖУ! ГЛАВА 33 ЯНА Вот зря этот дурацкий "прожекторный" луч использовала, только энергию потратила, потому и до деревни не дотянула! Вектор портала закончился на какой-то полянке, блин! Ладно, фигня, я направление запомнила, здесь, кажется, не очень. Да и вообще, уж под Питером заблудиться, глупости! Тем более, вон через полянку довольно широкая колея проходит. Где же виднелась наша крыша? Кажется, надо идти на закат. Повесив сумку на плечо, бодро зашагала вперед, пиная кроссовками сухие шишки. Хорошо-то как, воздух чудесный, пахнет разогретой смолой и хвоёй, травой и полевыми цветами! Блаженная улыбка невольно расползлась по лицу. Пусть все проблемы идут к черту, скорей бы добраться до гроссовой дачи, а уж там! Эх, - я размечталась, представляя, как же здорово снова ощутить себя маленькой девочкой, которую станут кормить пирожками с яблоками и обалденными, жареными в сметане, карасями, которых только бабуля и умеет готовить. Мысли о еде вызвали в животе голодное урчание. Я облизнулась, а ноги понесли свою хозяйку с удвоенной скоростью. Иваныч, наверняка, ходил с утреца на рыбалку. Ха, то-то они удивятся. Стук-стук, кто там, а это я! Сейчас приду и голодную внучку сразу бросятся угощать. Вспомнив, как умеют кухарить и дед, и бабушка, я зажмурилась в предвкушении! Тонко нарезанные ломтики розового шпика громко шипят, пузырятся и подскакивают на раскаленной сковороде, распространяя умопомрачительный запах. Выждав немного, дед подкладывает к ним очищенные карасики. Рыбки прожариваются до золотистой корочки, той самой, что на зубах хрустит, а потом всё это дело заливается деревенской сметаной и ставится ненадолго в печку, через несколько минут бабушка вынимает и м-м-м. Почувствовав, как рот наполняется голодной слюной, мимолетно удивилась, с чего бы это, вроде недавно ж ела? Не-е-ет, видно давно чапаю по тропе. Я подняла голову и присвистнула. Несмотря на прославленные белые ночи, солнышко быстро садилось. Надо поторапливаться, не больно-то охота в сумерках блукать по лесу, о-ёй, красный диск уже наполовину скрылся за острыми еловыми верхушками, этак можно и не успеть до темноты. А заросли-то вокруг какие, чересчур густые, почти дремучие. Я невольно поежилась, не дай бог, промахнулась с наводкой. Даже не думала, что рядом с Питером такие дебри. С дедом-то мы часто по грибы ходили и, порой, далеко забредали. Ой, а вдруг вообще в Финляндию попала, черт, вот это будет фокус! Заарестуют меня, обвинят в нелегальном переходе границы, - я нервно захихикала - и как тогда быть? У Сефейна, разумеется, мне дали отличную теоретическую базу, да и Келниэль почти две айны только одними порталами с "надоевшей деткой" и занимался, однако, на практике-то эти знания не применяла. Вот и попала, кажись, черте. Вместо того, чтобы оказаться рядышком с дачей, угодила, судя по всему, в глушь. Облик леса казался несколько странным. То и дело встречались растущие бок о бок деревья незнакомых пород. Я остановилась, озираясь, протянула руку, потрогав бархатистые на вид листья. Они украшали длинные ветви, отходящие от толстенного стола с пепельно-серой шершавой корой. Да ладно, всю флору не запомнишь. Чем дальше, тем уже становилась тропинка. От земли начинало тянуть влажным холодком. Все ближе сдвигались зеленые стены, и вот уже исчезла дорога, только узкая тропа вилась среди пущи. Ветви окружавшего её кустарника переплелись между собой, образуя непролазную чащобу. Некоторые виды растений, впрочем, были мне знакомы, вон боярышник, черемуха, бересклет. Я вздохнула, пытаясь успокоиться, но на сердце с каждой минутой становилось все тревожнее. Ого, а это что? Поперек тропы свисает гигантская паутина, украшенная сверкающими каплями росы. Зазевавшись, попала в неё лицом. Послышался громкий треск, когда поспешно сломав ветку, я с усилием принялась обрывать липкие, упругие нити. Медленно опускаясь в неподвижном воздухе, они неприятно приставали к лицу и рукам. Бог с ними, не очень-то я боюсь насекомых, разве только тараканов. Печально другое, ведь этакая "рыбацкая сеть" означает - по этой тропе давно никто не ходил! Здоровенный, стремительно летящий жук, влетел в тенета. Казалось, он должен разорвать их в клочья. Однако все усилия жука лишь сотрясали паутину. Её шерстистый хозяин, крупный и даже на вид сильный, сначала испуганно дернулся в сторону, но быстро осмелев, кинулся к добыче. Через пару минут в паутине повис аккуратно cвернутый сероватый кокон. Я скривилась, борясь с отвращением, не сказать, чтобы боялась пауков, но этот мохнач был несимпатичен. Надо бы поторопиться, но идти быстрее было трудно. Высокие травы закрывали дорожку, ставшую едва заметной. В них прятались десятки ловушек: выступавшие корни деревьев, камни, петли крепких вьющихся растений. Господи, да куда же меня занесло?! В очередной низине влипла в болотце, заросшее осокой. Под ногами выступала темная вода и медленно наполняла до края глубокие ямки следов. Ну почему так всегда, планируешь что-то одно, а получаешь всяческие непредвиденные осложнения. Ведь всего-то хотела пожить в покое, пока не разберусь с раздраем в душе! Надо же, тишина кругом, аж в ушах звенит. От человеческого жилья всегда исходит шум: лай собак, мычание коров, тарахтение моторов и гудки машин, звонкие крики детей. Здесь ничего этого. Ну делать нечего, не сидеть же на одном месте. Ждать у моря погоды. Впрочем, моря поблизости не видать. А вот комары. В надежде прислушалась, может с какой стороны донесется знакомый глухой рокот волн. Нет, только деревья шумят. Ладно, будем надеяться, что деревня где-то на западе. По крайней мере, виденные мной крыши прямо горели в лучах заходящего солнца. Надо было закачать в амулет ману, спокойно, не спеша, проверить координаты. Спрашивается, куда торопилась, пожар что ли? Хм, разве только в душЕ. В лесу стали появляться проплешины, сплошь покрытые высокой травой и разросшимся папоротником. Его большие жесткие листья с резными краями больно хлестали по лицу. Я постоянно спотыкалась о предательские корни, да ещё мошка укусила прямо в глаз. Ну все, моё терпение кончилось! От усталости и досады почти заревела, но тут увидела сквозь деревья просвет, и, прекратив хлюпать носом, поспешила к "светлому будущему"! Нет, особых надежд не питала, надеялась хотя бы выйти к жилью, к любому! Увы, это оказалась лишь небольшая речушка. Вымыв потное лицо и шею, посидела минут десять на берегу. Ноги ныли ужасно, так и тянуло прилечь, отдохнуть, но поняла - ещё чуть-чуть и придется ночевать в лесу, а вот этого мне вовсе не хотелось. С трудом заставив себя подняться, оглянулась, - может повернуть назад? Чертова тропка вообще исчезла, вот что прикажете делать? В книгах о заблудившихся исследователях всегда говорится, что они якобы шли вдоль речного русла. Детские фантазии давно выветрились из головы, и вообще, хочу есть и к бабушке! Хотя, определенный резон в идее про речку имеется. Большинство разумных существ ладит жилье возле воды. Но вот беда, в Ленинградской области столько этой самой воды, да хоть залейся! И далеко не у каждого потока выстроена деревня. Ну и черт с ним, поскольку других вариантов нет, побреду вдоль ручья. М-мда, все таки это была неудачная задумка, упадочная, в прямом смысле! Топая по берегу, усеянному круглыми скользкими камнями, я периодически падала, подворачивая ноги, потом, в очередной раз, навернувшись, больно ударилась локтем, идти оказалось ещё хуже, чем по лесу! В одном месте русло ручья было перегорожено упавшим бревном. Перелезая через него, не удержала равновесия и свалилась прямо в воду. Фу-у-у, как же стало гадко в сырой одежде. К тому же, наступившие сумерки принесли ощутимую прохладу, вот же невезуха, только иззябнуть, да заболеть не хватало. Кое в чем, правда, подфартило, за одним из поворотов речушки вновь возникла тропинка, как ни в чем не бывало змеившаяся вверх по склону. Воспрянув духом, устремилась по. То есть, устремилась, это громко сказано, на самом деле, то цепляясь за ненадежные кусты, то вставая на четвереньки, медленно поднялась на одну из береговых террас. Слава богу, дальнейший путь пролегал по относительно ровной местности. Стараясь не паниковать, но чувствуя, как усталость с каждой минутой неподъемным грузом наваливается на плечи, продиралась сквозь густой подлесок, огибала участки, заваленные буреломом. Отгоняя страх и мысли о диких зверях, успокаивала себя - летом ни медведи, ни волки не слишком голодны, а, значит, менее агрессивны других, вроде, здесь не водится! Стемнело, луна выкатилась на небосклон. А почему такая большая, да ещё с непривычным лиловым оттенком, или это просто к непогоде? Внезапно до слуха долетело собачье тявканье, показавшееся райской музыкой, и, собрав последние силы, я чуть ли не бегом кинулась по тропе, ставшей почти неразличимой в густеющих сумерках. Как-то незаметно тропинка влилась в довольно широкую наезженную дорогу, ступать по которой после лесных завалов, было настоящим удовольствием. Точнее, "было бы удовольствием", если б не предыдущие часы пешего хода с препятствиями. До того заморилась, что хотелось лишь одного - упасть хотя бы в траву а лучше на бабушкину перинку и позволить телу и ногам принять горизонтальное положение. И ещё - поесть, даже не так - пожрать! Разочарование и радость одновременно охватили. Ясно дело, до мозгов уж давно дошло - вряд ли эта дорожка приведет к гроссам, однако, все таки надеялась выйти к ближайшей знакомой деревне. За очередным поворотом на большой поляне, покрытой ровной, словно подстриженной, травой возвышался красивый дом, сложенный из обработанного дикого камня. Высокий и крепкий внахлест забор окружал. Дорога вела к большим двустворчатым воротам, рядом с ними отворенная калитка будто приглашала путника зайти во двор. Несколько секунд я колебалась, а вдруг здесь живут. Ага, три медведя, или нет, семеро гномов. На ум немедленно пришли пошлые анекдоты, которые так любила травить моя питерская подружка Маришка. Ну ладно, не ночевать же в лесу, а другого выхода ни Дейон, ни Гарт не предлагают. В конце концов, маги мы, или нет, чего уж мне так бояться. Вон какой приветливый золотистый свет льется из окон! Обычная мыза, наподобие финской, скорее всего, стоит она в лесах близ границы, и крыша у неё ни фига не красная! Жалко, что так обмишулилась, приняв хутор за дедову дачу! Видно, закатное солнце полыхнуло багрянцем по кровле, сыграв со мной злую шутку. Решившись, подошла к воротам, однако, памятуя о лае, не стала стрелой залетать во двор, а сперва легонько постучала в колотушку, висящую на столбе рядом с калиткой. Остановившись на входе, настороженно огляделась кругом, - если что, сразу захлопну створку. Вообще-то собаки меня ни разу не кусали, да и не боюсь я их, но кто же знает, хуторские-то, поди, держат не только охотничьих псов. Во дворе вполне могут быть и сторожевые кавказцы, а уж им точно не стоит попадаться. Через миг уловила скрип открываемой двери, и вслед за этим звуком на крыльцо, слегка переваливаясь, вышла молодая женщина в темной длинной юбке, туго повязанная платком. С некоторой оторопью я смотрела на неё. Ещё прогонят чего доброго, некоторые, говорят, чужаками-то брезгуют до такой степени, что ни пить, ни есть не дают, и в дом не пускают. Я приуныла, - ну хоть бы на сеновале дали переночевать, да кусок хлеба! Вот пусть только попробуют прогнать, такой рев им устрою! Тетка молчала, с пугливым удивлением разглядывая явление обшарпанной фигуры, в паутине, с прилипшими к штанам сосновыми иголками, и небольшим рюкзачком за спиной. От усталости слегка или не слегка хрипела. М-мда, похоже, большого доверия моя особа не вызвала. Во всяком случае, тетка продолжала стоять столбом, молча пуча на пришелицу глазки. Тяжело вздохнув и чего хуторянка такая тупаяя огляделась. Лесная обитель меня впечатлила. Дом с мансардой, увенчанный двускатной черепичной крышей, словно сошел с открытки. Подворье, противоположной стороной приткнувшееся к лесу, было частично занято пристройками. Одна в виде небольшого сарая или хлева для скотины выглядывала из-за угла. Ещё дальше виднелась баня кажется с маленьким окном. Все устроено просто, но добротно и со вкусом. Живая изгородь отделяла чисто подметенный дворик от садовой части, где смутно вырисовывались какие-то кусты и грядки. Ага, вот и собаки, хм-м, две, и весьма здоровые. К счастью, псы сидели на цепи, так что можно было не прятаться за калиткой. Пока разглядывала усадьбу, на крылечке показалось новое действующее лицо. Моложавая женщина лет тридцати в строгом платье, с густыми темными волосами, заплетенными в длинную косу, выглядела, тем не менее, как настоящая госпожа. Приподняв брови, она с минуту молча разглядывала неожиданную гостью. Похоже, девочка очень смелая, или может, просто глупенькая? Первые же произнесенные ею слова ввергли меня такой шок, что ноги буквально подкосилась и я сползла на травку возле ворот. Негромко взвыв, схватилась за голову. Женщина говорила на общеютарском! Ну хоть бы крошку инфы про Ютар дали, чего там и как! А то попала, точно кур во щи! Еще ведь и учить не хотела, надеялась отвертеться. Если б не угроза декана - с долгами восстановить лишь на младший курс, так и не стала бы, пожалуй, напрягаться! Хотя, увидев твою странную одежду, можно было подумать и такое. Но нет, правду говоря, я удивилась и растерялась, думала - надо же, чужестранка ночью не испугалась придти в дом ведьмы! Местные-то нас боятся, как огня. Печально: ведь чуть беда - бегут за помощью, и одновременно опасаются, не верят. Она вздохнула, - а ведь когда-то было совсем иначе. Вначале решила - ты из эльфийских земель, тех, что за Андарским кряжем. Хозяйка продолжала внимательно рассматривать синеглазку, - хм-м, внешность не слишком сходна с эльфийской, но возможно полукровка? И ещё, ты чрезвычайно сильная колдунья, у нас таких практически нет, особенно среди женщин. Яна отрицательно покачала головой, - во мне ни капли эльфийской крови. В первые же минуты, едва отойдя от потрясения, девочка, взглянув через Сатхар, увидела вокруг Оршады ауру, свойственную лишь магам, и ей стало немного легче. Тем более - цвета астрального слоя жительницы Ютара соответствовали доброжелательным эмоциям, к которым присоединялось лишь удивление и беззлобное любопытство. Госпожа Схайме пожала плечами, - видишь ли, мы с мужем одни из немногих сильных колдунов, сохранивших независимость от жрецов ордена Двуединого, культ коего господствует в большинстве человеческих государств нашего мира. Нам удалось избежать подчинения Храму лишь благодаря родству супруга с правителем Далрутия. В моей семье сохранились старинные книги и гримуары, где содержатся сведения, ныне запрещенные к распространению. Кто может запретить знания? Тогда выслушай меня внимательно и постарайся запомнить. Да, я уже поняла, твой чудесный амулет, открывающий порталы, разрядился. Не бойся, Яна, все поправимо, в нашем мире также, как и в твоем, имеются Источники Силы. Но увы, встречаются они нечасто, да к тому же находятся под контролем храмовников-мораннитов. Так что, к ним непросто добраться. Кстати, девочка, можешь называть меня на ты, я не обижусь. А вот теперь усаживайся поудобнее, ибо разговор будет долгим. Оршада жестом отослала прочь служанку и продолжила: - здешние реалии вряд ли могут порадовать. Из твоего рассказа, хоть и короткого, удалось понять - ваша планета имеет совсем другие законы, весьма далекие от принятых на Ютаре и, похоже, они существенно лучше. Не удержавшись, пришелица перебила, - знаете, на Тиоре далеко не все так прекрасно, у нас тоже есть края, где обычаи никак нельзя назвать ни гуманными, ни справедливыми. Оршада грустно улыбнулась, - что ж, послушай мой рассказ и тогда сделаешь выводы. Большая часть человеческих стран на Ютаре - это города-государства, управляемые архонтами разумеется, на всеобщем Ютарском титул правителя звучал по-другому, однако во многом соответствовал древнегреческому аналогу. Власть передается по наследству членам правящей династии. Есть и объединенные земли, но их немного. Что же касается верований, то здесь все очень сложно. Господствующая религия, впрочем погоди, - госпожа Схайме задумалась, - полагаю, будет полезен небольшой экскурс в историю. В прошлом основу всех наших религий составляла вера в сотворение мира Божественной Семьёй: богиней-матерью и богом-отцом, кои были половинками Двуединого Бога-творца. Мужская ипостась знаменовала собой силу разрушения, нестабильности и хаотичного движения, долженствующую подчиняться более разумной и созидательной - женской части. Именно богиня-мать являлась источником света, тепла и гармонии. Однако, несколько столетий назад в Морленде, крупной стране, возникшей благодаря объединению нескольких городов-государств, в семье Зогр появился на свет мальчик с огромным Даром. Став взрослым, он принял имя Моран в честь своей родины и провозгласил себя Провидцем Истины. Этот человек проповедовал: мир давно погряз во тьме и лжи, запутался во зле, не ведая настоящей правды! Согласно, новому учению, силой и хитростью насаждавшемуся Мораном и его сторонниками, женская ипостась признавалась темной и греховной частью Двуединого, обязанной покоряться чистой и светлой мужской стороне. Все маги, согласно учению Провидца, должны были принести обет Двуединому и стать верными клевретами Храма Истины. Женщин - магов, как существ, склонных к греху и тьме, полагалось содержать в закрытых обителях монастырского типа, где они могли служить Творцу под руководством адептов-мужчин. Тех же, кто не принес клятву послушания и верности Храму, надобно уничтожать. В те времена прокатилась страшная волна погромов и гонений на свободных магов, не пожелавших отойти под руку храмовников. Многие бежали на эльфийские территории или к герэдам, а то и на другой материк, к гномам. Сейчас жрецы-моранниты имеют огромную власть на Ютаре. Они утверждают, что мир един и создан богом-отцом, других светлых миров просто нет, их придумывают колдуны, чтобы смущать умы людей. А как обстоят дела у них? Кроме людей на Ютаре обитают гоблины, но моранниты призывают считать их нечистью и запрещают проживать рядом с человеческими поселениями, а уж тем паче, внутри. За Шарсинскими горами, что на северо-востоке от Далрутия расположено сильное государство оборотней - герэдов, - Оршада зло усмехнулась, - жрецы боятся с ними связываться, около столетия назад пытались воевать, право, не знаю зачем. Так вот, оборотни доказали, что очень опасны, и немудрено, со второй-то ипостасью гигантских медведей. Гномов храмовники тоже пробовали называть ошибкой богов, но те перестали торговать с людьми и правители государств, потерпев большие убытки, запретили религиозным фанатикам касаться коротышек. Остроухие живут за непроходимым Андарским хребтом и почти не поддерживают с людьми отношений. Больше того, на границе с человеческими государствами они поставили магическую силовую стену, так что информации у людей об этой части континента сейчас практически. Жрецы утверждают, что все эльфы - опасные чародеи, выходцы из темных пластов мироздания, и с ними нельзя вступать в контакт. А эльфы-то, верно, в пику подобным грязным инсинуациям и устроили "железный занавес"? Не совсем уяснив, о каком железном занавесе идет речь, но, тем не менее, поняв общий смысл, Оршада кивнула. Но на древних гравюрах имеются изображения Дивного народа - они высокие и красивые, с острыми, чуть удлиненными ушами. Брови хозяйки "фазенды" поползли верх, - "водятся", Творец с тобой, девочка, это ж не тараканы! Они же Эльфы, - несмотря на некоторое почтение, звучавшее в голосе женщины, в конце своей тирады она все же расхохоталась. Гостья уточнила, - то есть дроу у вас нет? Оршада встрепенулась: дроу, но. А что-нибудь об аватарах у вас слыхали? Колдунья с благоговением сложила ладони, - конечно, это же воплощения светлых духов, помощников Двуединого. Яна поперхнулась, - поня-атненько, - и пробормотала, ухмыльнувшись, - насчет светлых не спорю, хотя на мой взгляд, Гелл вполне мог бы обойтись и званием белобрысого. Увидев непонимание в глазах хозяйки, девочка поспешила сменить тему: "расскажите ещё про ваш мир и самое главное, как достичь ближайшего Источника маны? В нашем мире одинокую юную девушку, да ещё с магическим Даром, подстерегает неимоверное количество опасностей. Синеглазка недоверчиво нахмурилась:"быть может, ведьма преувеличивает, желая получить от чужеземки и её пребывания на хуторе какую-то выгоду? Нас - свободных одаренных на Ютаре, слишком мало. Однако, обманывать и заверять тебя в полной бескорыстности Синклита не буду, напротив, убеждена - тебя также попросят об ответной услуге. Видишь ли, в своё время, Провидец со своими последователями, обосновавшись в Цитадели Храма в Морленде, упрятал туда практически все имеющиеся в нашем мире книги и свитки с магическими ритуалами и заклинаниями. О да, Моран создал великолепное хранилище знаний, вот только теперь они недоступны никому, кроме его учеников, да высших храмовников! Мои родители, заставшие тот страшный период, вспоминали, как отряды вооруженных мораннитов врывались в школы Магии и дома чародеев, силой отнимая древние и редкие фолианты с могущественными рунами, гаданиями и всевозможными формулами заклятий. Оршада, в отчаянии стиснула руки, - представь, ценнейшие гримуары Фетта, Роудры, Криама, где описаны сокровенные тайны Естественного и Сверхъестественного, исчезли навсегда в библиотеке Цитадели! А ведь в них содержались не только готовые рецепты чар, но и описание полной системы подготовки магов, которая требовала длительных и сложных упражнений, но зато и обещала получение огромного могущества. Так и живет в своей Цитадели? Девочка начинала догадываться, чего ждут от неё немногие свободные маги Ютара. Храмовники до сих пор не могут простить этого светлорожденным. Так если атамана больше нет, чего ж ваш синклит сидит и ни фига не делает? Несколько удивленная манерой разговора гостьи, Оршада медленно ответила, - на Ютаре весьма слабые и тонкие нити Силы, локальных же Источников и мощных жил, где течет мана, очень. Храмовники первым делом захватили все подобные места и взяли их под контроль! Кроме того, ведь после гибели вождя остались его ближайшие ученики, шестеро Просветленных - Бадхэд, Иладж, Замрот, Ахормар, Рэшн и Нимур. Они называют себя божественным гексаклем или священной шестиконечной звездой БИЗАРН. Их объединенная сила огромна! Оршада, закатив глаза, укоризненно покачала головой, - какой же ты ещё ребенок, сразу видно, не сталкивалась со злом! Дело в том, что на Тиоре имеются не просто школы, но и заведения более высокого уровня, где обучают самых сильных магов. Так вот - я как раз заканчиваю такое, - она хитро ухмыльнулась, - более того, - в моей сумке валяются несколько учебников и кристаллов с той самой информацией, доступ к которой, так понимаю, у Синклита магов Ютара ограничен! Глаза ведьмы вспыхнули, - О Двуединый, ты решил помочь нам! Подойдя к фигурке, стоявшей на небольшом алтаре возле окна, женщина упала на колени! Терпеливо дождавшись окончания благодарственной молитвы, Яна осведомилась, - так что дальше? Знаешь, твое появление - это настоящее чудо, подарившее нам надежду! Завтра вернется из Далрутия мой Усфар со своими учениками и все решим. А пока отдыхай, и вот ещё что, я же так и не закончила свой рассказ. Повторяю, выслушай меня внимательно. Ты молода, красива, и главное - слишком сильный для нашего мира маг, а родни и покровителей у тебя здесь. Таких либо еще в детстве сразу забирают в монастырь, либо стараются прибрать к рукам правители. А знаешь, что могут сделать с непокорными? Яна насмешливо скривилась, - заблокировать Дар? Так для подобного заклятия необходимо присутствие нескольких магистров! Хассиарт - один из младших богов, охраняющий врата в темную Реальность, да-да, именно он сотворил материал, ставший грозой чародеев! Так вот, милая, для того, чтобы превратить тебя в простую девчонку, не нужны сильные маги, всего лишь ошейник из хасса, который вполне может одеть палач по приказу архонта и ты ничто! Оршада тяжело вздохнула, - самое ужасное - где находятся его залежи, никто сейчас, кроме членов храмового Конклава, не знает! Нам с мужем, считай, повезло. Я уже говорила - мой супруг в родстве с архонтом Далрутия. Наша усадьба, кстати, находится относительно недалеко от города конечно, если добираться верхом. Ты наверное думаешь, почему семья колдунов предпочитает жить в глуши, хотя за крепостными стенами, казалось бы, безопаснее? Впрочем, мой супруг частенько навещает кузена. Усфар помогает ему удерживать власть, распознавая заговоры, интриги и будущих мятежников, делает амулеты против ядов и тому подобное. Взамен правитель защищает семью Схайме, а также их учеников. Оршада горько улыбнулась, - да, именно покровительство архонта обеспечивает нам безопасность. Вообще-то храмовники давно рвутся на эти земли, у Далрутия великолепный порт, вокруг плодородные земли и люди живут без власти просветленных. Уф-ф, что-то я увлеклась политикой, тебе это не слишком интересно! Так вот, угрозой является не только твой Дар, но и красота. Нужно хорошенько подумать, как спрятать и то, и другое! На Ютаре ведь до сих пор существует рабство в некоторых краях, и такую прелестную малютку запросто могут украсть. В ответ на недоверчивую гримаску гостьи, Оршада кивнула, - очень многие пожелают заполучить тебя в наложницы. Яна фыркнула, - брось, не преувеличивай, пожалуйста! Ни на Земле, ни на Тиоре меня не считали какой-то необычайной красоткой, были вокруг девушки и поинтереснее. Именно такие молодки ценятся среди простого люда. Кроме того, еще один фактор - вот уже почти два столетия храмовники забирают самых красивых женщин в свои монастыри, где обычные девчонки прислуживают им, да греют постели, а магички. Если чародейка хороша собой, то сможет жить в самой Цитадели: в холе и неге. Я имею в виду - в гареме одного из членов Конклава, а то и какого-нибудь луча Звезды. Значит, они себе гаремы из хорошеньких собирают? А что, разве на Ютаре распространено многоженство? Вот и нашли - наложниц у высших магов может быть сколько угодно! Просветленные очищают греховных женщин своей благодатью. Работают на износ, заряжая маной артефакты и всевозможные амулеты, которые используют храмовники, демонстрируя чудеса во славу Провидца. Представь, какое подспорье боевым отрядам!? Или в темный подвал - на хлеб и воду! Не-а, - быстро ответила гостья, - в таком разе уж лучше живой батарейкой поработать! Но скажи, а детей-то в обителях не появляется, что ли? Госпожа Схайме отрицательно покачала головой, - мало, их ведь отбирают у родительниц, воспитывают в специальных приютах, из мальчиков - воинов; а девочек - кого куда, если кто с Даром, в те же монастыри и возвращают. А матери, чем плакать понапрасну, да сердце рвать, принимают меры, чтобы вообще деток не было. Травы всякие есть, да заклятия-то сохранились. Выслушав все эти не слишком ободряющие сведения, Яна приуныла: "ну прямо злой рок, вот же попала из огня да в полымя. В родном мире преследовал чертов дракон - её муженёк, житья не давал! А здесь вообще получается: на неё будут охотиться орды сластолюбивых подонков". За окнами давно воцарилась темнота. Все вокруг дышало тишиной и покоем, рядом с домом сухо стрекотали кузнечики, где-то в лесу внезапно защелкала ночная птица. Несмотря на волнения, или может, благодаря им, сонное оцепенение обволакивало девочку всё сильнее. Заметив, что Яна откровенно зевает, Оршада улыбнулась, - ступай-ка лучше спать, уморилась, поди! Завтра к обеду Усфар должен подъехать, ещё с ним как следует все обсудим. Возвратившийся Усфар, выслушав подробный рассказ и жены и гостьи, посоветовал не торопиться. Отряды храмовников появляются в самых неожиданных местах, отыскивая неучтенных магов. Конечно, мы будем сопровождать тебя и у меня имеется охранная грамота архонта, но в ней вписаны лишь моя жена и ученики. Ты не хуже меня знаешь, в Далрутии у мораннитов есть свои люди, куда ж мы денем настоящего парнишку? Не дай, боги, соглядатай увидит его на улице? Да и вообще, лучше обойтись без магии, замаскировать девочку по-другому. Правда, на большом удалении он не действует зато вблизи от этой дряни не укроешься. Ну неважно, одним словом, я сделаю личину и одену её на себя, а потом прикроюсь Покровом и все шито-крыто, - девочка рассмеялась. Усфар с видимым облегчением улыбнулся в ответ, - замечательно! Для вящей безопасности все же попрошу у правителя охранную грамоту для. В документе будет указано, что девушка обладает крайне слабыми магическими способностями и готовится стать травницей. Ой, а у вас есть какие-то наречия, - встревожилась Яна, - если назовусь вашей племянницей, то должна знать диалект родной местности. Яна с удивлением взглянула на неё, - конечно, а в чем проблемы? ГЛАВА 34 Далрутий, расположенный на берегах Хаурского моря, в дельте реки Атфи, представлял собой пестрое и необычное для жительницы Реотаны зрелище. Несмотря на возросшее влияние Морленда, он по-прежнему оставался одним из самостоятельных и сильных городов-государств Ютара. Умелая политика властителей, привлекательное расположение на торговых путях, хорошо оборудованная гавань и мощные укрепления содействовали процветанию всего региона. После рассказов Оршады Яна ожидала увидеть прообраз эллинских поселений, но нет - особого сходства не. Конечно в нем, как во всяком уважающем себя богатом полисе, имелись великолепные храмы и дворцы. Роскошные палаты правителя укрывались в глубине цветущего парка, окруженного высокой крепостной стеной, этакая твердыня в центре Далрутия. Улицы, находившиеся поблизости от дворца архонта, оказались относительно чисты и вымощены тесаными плитами, дома сплошь были из светлого камня, с балконами и статуями на коньках крыш. Они стояли рядами, высокие, со сводчатыми окнами, с изображением Двуединого над воротами и дверями. Районы, выстроенные ярусами на прибрежных холмах, сильно отличались друг от друга. Наиболее богатые отделялись прочными стенами от скоплений сомнительных лачуг, где ютился всякий сброд. Выйдя за пределы чистого и тихого квартала зажиточных купцов и знати, ты попадал в совершенно другой мир, где из распахнутых окон деревянных хибар доносилась площадная брань, полуголые дети рылись в отбросах, по кучам мусора бегали крысы, а на голову зазевавшихся прохожих запросто могли вылить ночной горшок. Яна вертела головой по сторонам, стараясь разглядеть город, что было не так-то просто в скупом свете вечернего солнца. Привратник Номи с удивлением наблюдал, как один из учеников господина, Кейсар - придерживая стремя, помогает сойти худощавой незнакомке в небогатом плаще, заколотом медной фибулой. Угловатая, с большим острым носом и глубоко посаженными глазами, девушка отнюдь не была красавицей. Спрыгнув на землю, приезжая откинула капюшон и с любопытством огляделась. Волосы неопределённо-русого цвета, заплетенные в жидкую косу и грязно-смуглая кожа довершали и без того неприятное впечатление. Кейсар, склонившись к девчонке, с улыбкой прошептал что-то. Номи аж рот разинул: чудно, с чего вдруг красавчик, неизменно пользовавшийся успехом у слабого пола, любезничает с этой уродиной? Заметив ошеломленный вид слуги, господин Схайме неожиданно разгневался: прикрикнул на ученика, а Номи приказал быстрее закрывать ворота, мол, нечего валять дурака, глазея на господскую племянницу. В письме была просьба, а точнее приказ, немедленно явиться к правителю: у него заболел сын. Усфар недовольно покрутил головой, однако об отказе, разумеется, не могло быть и речи. Его постройка завершена относительно недавно, замысел принадлежит одному из лучших зодчих Далрутия, год назад вернувшемуся из самой Цитадели. Заметив мои колебания, Усфар улыбнулся, - не беспокойся, сей мастер не храмовник, всего лишь надзирал за отделкой хором для ЛУЧЕЙ ЗВЕЗДЫ. Очень талантливый архитектор, ученик самого Фризания. Мне это имя ничего не говорило, но заинтересовавшись, охотно кивнула. Черт меня дернул согласиться, ну зачем? Пожелала взглянуть на здание, и заодно на больного ребенка вдруг увижу что необычноетипа - у меня же немалый опыт работы в наргейнской лечебнице магистра Зарни. Дворец, как дворец, у нас в Лэйхоре, пожалуй, получше. Этот - архонтский, роскошный, конечно, правда, на мой взгляд, несколько аляповатый. Везде золото или позолота, черт его знаетяркие фрески на стенах, лес колонн, барельефы, ковры с ворсом, в котором, как принято говорить, утопает нога. Вспомнив о коврах, хмыкнула: "представляю, сколько там пыли и микроскопических клещей". Даже если слуги таскают их выбивать каждый день, то при такой густой шерсти вся дрянь остается внутри. Бытовой магией, как пояснила мне Оршада, здесь практически не пользуются, слишком мало энергии, а накопленную в амулетах, предпочитают употреблять для более важных целей. Меня представили Винору, как начинающую травницу и родственницу госпожи Схайме. Архонт равнодушно кивнул, не задерживая взгляд на столь незначительном объекте действительно, кому интересна носатая мымра с бесцветными маленькими глазками. Поначалу решили - ничего страшного. Оршада ощупала вздувшийся живот ребенка, опросила прислугу и вынесла вердикт - объелся неспелых фруктов местный аналог слив - шарутыкоторые самостоятельно сорвал с дерева, играя с нянюшками в саду. Девок, разумеется, высекли я только хмыкнула, но вступаться не стала, в чужой монастырь со своим уставом не лезут. С помощью несложных манипуляций очистили желудок и кишечник, ребенка уговорили проглотить свежеприготовленную микстуру и вот - спустя полчаса ему заметно полегчало. Мы засобирались было домой, но архонт воспротивился. Настоятельно потребовал, чтобы маги задержались во дворце хотя бы на сутки, дабы убедиться - с наследником полный порядок и приступы боли не повторятся. Скрепя сердце пришлось согласиться, а как тут откажешь? Нас разместили в роскошных покоях, в смежных комнатах. Кровать была мягкая, простыни чистейшие, но я долго ворочалась, в голову лезла всякая ерунда, вспоминала родителей: "как они, там, бедные? Ладно, хоть Джару сказала, что буду у гроссов. Предки наверняка, с ним свяжутся. Ясно дело, папа сразу туда двинется, а меня нет. Хорошо, вроде, с пациентом все нормально, завтра утром нас отпустят", - на этой мысли глаза, наконец, закрылись. Ночью у мальчишки начался жар, открылась рвота. Народ во дворце так и забегал. Зевая, я накинула на себя какое-то одеяние вроде широкой туники, поданное служанкой, и поспешила вслед за встревоженной Оршадой в палаты наследника. Черт возьми, а ведь если пацану не полегчает, всем придется туго. В таком случае можно надолго застрять. Хм-м-м, к тому же сомнения архонта в могуществе четы Схайме могут обернуться крупными неприятностями для всей мажьей братии. Оршада не зря рассказывала ещё в лесной усадьбе : месяца три назад у владетеля Винора гостило посольство из морлендской Цитадели, возглавляемое жрецом Дархилом. Этот сильный чародей, небезызвестный на человеческих землях, был одним из членов Конклава. Вели переговоры о постройке собора, посвященного мужской ипостаси Двуединого. При святилище, само собой, встанет "домик" для жрецов-мораннитов. Соблазняли опытом, да силой Просветленных, они, мол, смогут позаботиться о благополучии правящего рода получше, чем какие-то ничтожные колдунишки Схайме, отказавшиеся служить Храму. Архонт кое-как отделался от назойливых гостей. Сейчас, вспоминая этот разговор, я задумалась. Ох, не нравилось мне происходящее. Уж больно похоже на отсроченные чары. Улучив момент, подошла к чете магов и тихонько спросила, - может рискнем, взгляну через Сатхар на пацана? Ведь сами говорили - при дворе нет одаренных кроме. Никто и не заметит. Отошла в уголок и пока все суетились вокруг наследника, присела рядышком с Оршадой, откинулась в кресле, изображая усталость, прикрыла глаза и скользнула в Сатхар. На первый взгляд изменения в эфирном слое отсутствовали, но это ничего не доказывает. При желании, да умении можно сплести заклятие столь ювелирно, что поверхностный обзор ничего не даст. Надо проглядеть более тонкие уровни. М-м-да, так и есть, полупрозрачный клубок темнел, подрагивая, у диафрагмы, не слишком плотный, но действовал безотказно. Чуть повернув голову, одними губами шепнула Оршаде, - там действительно малефар, что делать? Плохо, что невозможно выгнать всех и приблизиться к больному вплотную. Ладно, думаю, что сумею аккуратно удалить малеф, находясь на небольшом расстоянии. Очень важно, чтобы никто в это время не мешал! Колдунья быстро огляделась и, подхватив меня за руку, увлекла в небольшую нишу возле окна, полускрытую плотным занавесом. Спустя полчаса все было кончено, но как же тяжело оказалось без возможности быстрого восстановления маны. Всю работу вытянула, тратя свой собственный резерв и теперь ощущала такую слабость, что о немедленном отъезде не могло быть и речи. Да и Винор никуда бы не отпустил. Так что, волей-неволей, но ещё сутки пришлось провести во дворце. Меня беспокоило хмурое лицо Усфара, вид у него был мрачнее тучи. Спросила: "в чем дело? В конце концов мне надоело шушуканье за спиной. Думают, я ничего не замечаю? Колдун тяжело вздохнул, - всё не так, за кристаллы будем тебе век благодарны, никто и не мыслил отрекаться от обещаний. Он вопросительно взглянул на жену. Оршада нервно сжала руки, однако, через несколько секунд решилась: - Видишь ли, мы просто не хотели тебя пугать. Пока ты работала с малефаром, Усфар не всякий случай просканировал окружающее подпространство и обнаружил действующий артефакт - Видящее око! Видящее око в состоянии определить присутствие в замке постороннего и очень сильного мага, к тому же, рисунок твоих чар сильно отличается от нашего. Видно, проклятый Дархил соблазнил кого-то из челяди, уж не знаю как - посулами или угрозой, но теперь у мораннитов есть Следящий в самом дворце. Стоит доносчику передать эти сведения адептам Храма, находящимся в городе. Яна, за тобой начнется настоящая охота. Я устала, разморилась от жары, отбила зад в жестком седле, от тряски подташнивало и одновременно хотелось есть - не поверите, но бывает, оказывается, и. Лицо горело, струйки пота, стекая, щекотали спину, постепенно ставшую липкой. Боюсь даже представить, какие амбре будут исходить от меня на привале. Зато всё зверьё отгоню! Если в этом бору есть хищники, то, когда скину куртку, они разбегутся в ужасе. Хотя нет, что за глупости, запах человеческого тела, наоборот, должен их привлекать! Господи, до чего же охота передохнуть, несколько раз я окликала предводителя нашего небольшого отряда, но Усфар делал вид, будто не слышит. Похоже, собирался гнать до вечера без остановки. С одной стороны, понимаю его беспокойство. А с другой, сам виноват, вот на какого. А я, дура, согласилась, будто до этого ничего приличнее панельной пятиэтажки не видела. Хотя, вообще-то, глупо переживать, все равно выхода не было, так сложились обстоятельства. Стараясь казаться спокойным, Джар отрицательно покачал головой, - нет, она отправилась к вашим родителям. Чего ради, неужели опять поссорились? Господи, да почему же вас мир-то не берёт?! Яна сказала, - хочет побыть одна, позаниматься и все такое. Да ведь эта кулёма толком не умеет открывать порталы! Джар подобрался, о подобном обстоятельстве он и не подозревал. Когда жена уверенно заявила, что отправится в Питер, то отнесся к этому спокойно. Нет, конечно, обиделся, особенно, услышав про собачий хвост, но не слишком встревожился, будучи убежден - для выпускницы четвертого курса формирование перехода не представляет особых проблем. У Джара аж красные пятна пошли по щекам, но он пересилил себя, - Вы точно сможете обойтись без моей помощи? А если с ней произошло нечто непредвиденное? Джар возмутился, - я уже был там несколько раз! Тёща упрямо покачала головой, - нет, если будет нужна твоя помощь, то сообщим. С тех пор минуло несколько дней, но никаких известий так и не поступало. Стоя возле распахнутого окна, Джар обводил глазами сад, хмурился, нервно постукивал пальцами по стеклу. Его мучили сомнения - может плюнуть на недовольство Катрины и самому посетить Землю. Он только убедится, что все в порядке, и сразу вернется обратно. Тем более, половина декады уже подходит к концу, а от Фирентов ни слуху ни духу. А тут ещё демоны принесли Сэйнта: как всегда, возник в нужное время и в нужном месте. Едва объявившись, зловредный братец сразу подлил масла в огонь вечно лезет со своими советами : "Вот скажи, что вы опять не поделили? Я-то обрадовался, когда Кийа сообщила, мол, хозяйка к нам вернулась. Эх ты, вечно мыслишь не головой, а противоположным местом", - старший выразительно похлопал себя по ширинке. Можно подумать - Джар сам не в состоянии разобраться с проблемами. О Гарт, мало ему головной боли, так ещё и выслушивать нравоучения брата! Словно он повинен в поступке чокнутой магички, возомнившей себя невесть кем, вот дура, испортила такое утро. Хотя, надо признать, здесь он, пожалуй, тоже был небезгрешен. Джар тяжело вздохнул, вспоминая, чем закончилась их последняя стычка с женой. Попытки объясниться ни к чему не привели, напротив, ещё сильнее взбеленившись после фразы - "для нас это ничего не значило", Яна набросилась на него с кулаками. Вначале оборотень не пытался защищаться. Надеялся, что удовлетворившись справедливым возмездием, синеглазка успокоится. Но, получив впридачу к порции брани несколько жестких ударов, все таки разозлился. Схватил её за руки, не больно, но крепко сжал запястья, фиксируя и не позволяя драться. Пригрозил, - если она не прекратит истерику, то ведь можно и открыть портал в Кристальную долину, по которой его девочка, похоже, соскучилась. Ох, зря опять упомянул про Остров, да ещё и начал стращать, мол, припадки буйства лучше всего лечатся именно. Да-да, Яна будет сидеть в Лэйхоре, пока не утихомирится, а уж он, Джар, сумеет убедить жриц в правильности этого решения. Услышав такое, снегурочка остолбенела. Супруг выпустил скандалистку из захвата, попытался обнять и приласкать, искренне считая, что теперь - после того, как он проявил твердость, можно действовать и нежностью. Но девчонка вырвалась и отвесила ему тяжелую пощечину, такую, что аж в голове всё зазвенело. А потом повернулась на каблуках и выскочила за дверь, презрительно бросив напоследок, - ты такой же скот, каким и был, горбатого могила исправит! Ну, положим, эти подробности Сэйнту никто доложить не. Однако, болтливой домоправительнице пора намылить шею за слишком длинный язык! Впрочем, увидев, как потемнели от злости глаза младшего, Сэйнт опомнился и быстро сменил тактику. Ласковыми и хитрыми расспросами сумел вытянуть из брата хотя бы минимум необходимой информации. Джар хмыкнул, - отправиться на Землю, не задавай дурацких вопросов! Джар растерянно замер, чувствуя, как кровь отхлынула от лица и похолодело в груди, - но. Оборотни поднялись в кабинет. Благодаря плотно зашторенным окнам, в нем царили приятная прохлада и сумрак. Сэйнт, как ищейка, обошел кругом просторную комнату, выбрав место, сел прямо на пол, скрестив ноги, и расслабился. Текли минуты, бесстрастное лицо дракона с прикрытыми глазами ничего не выражало. Джар, попробовав погрузиться в Сатхар вслед за ним, внезапно ощутил сильный, почти болезненный удар энергетической волны, выбросивший его сознание назад, в обычное пространство. Ничего не понимая, он отошел подальше от брата и присел на краешек стула, кусая губы, но не решаясь повторить попытку. Наконец, Сэйнт поднял ресницы. Несколько секунд огромные зрачки, оставаясь вертикальными, излучали золотой свет, казалось, озаряющий полутемное пространство комнаты. Джар замер, не шевелясь и почти не дыша, от волнения у него сводило челюсти. Вот лицо брата приобрело осмысленное выражение и следы проявления драконьей сущности понемногу растаяли. Лишь розоватые из-за полопавшихся сосудов белки свидетельствовали о перенесенном громадном напряжении, да в зрачках все ещё плясали медленно гаснущие язычки зеленоватого пламени. Глубоко вздохнув, Сэйнт огляделся кругом и, встретившись взглядом с братом, гневно прорычал, - какого демона полез туда?! Хорошо, хоть, тебя просто выбросило обратно, а могло бы закончиться магической комой. Мне сразу стало понятно твое намерение просканировать вектор портала и лишь хотел посмотреть, как. Так вот, думаешь, почему для транспространственных переходов даже драконам лучше использовать Ключ? Да потому что Предел между мирами столь мощный, что преодолеть его необычайно трудно, а в Сатхар он ещё плотнее, чем в обычном пространстве. Сканировать телепорт в другой мир очень сложно, у тебя элементарно нет умения для. Вместо того, чтобы медленно и плавно слиться с энергетическим валом, преграждающим путь, и проникнуть сквозь него, словно игла сквозь тончайший прокол, ты бьешь со всей дури и естественно, получаешь отдачей ответный удар! Джар лишь зло сверкнул глазами, но промолчал, ожидая, когда брат перейдет к теме, более важной, чем неудачный эксперимент. Убедившись, что его никто не собирается перебивать, Сэйнт продолжил: - Не знаю почему, но мне изначально показалось, что твою жену занесло не на Землю, так оно и вышло. Девчонка попала на Ютар, видно, маны в амулете не хватило, и переход оборвался в ближайшей пригодной для жизни точке. О Гарт, лучше бы её выкинуло обратно на Тиору. Но мирок не из лучших. Ку-у-да, а ну сядь, хватит уже изображать из себя дурака! Разумеется, нужно её оттуда вытаскивать, вот только одному тебе там делать нечего, и не бей себя в грудь, крутой ты наш, вот последовательность действий: сначала я расскажу тебе все, что мне известно о тамошних реалиях, затем обдумаем план спасательных мероприятий. После чего спокойно, не торопясь, соберемся и лишь в последнюю очередь я сделаю портал. Подумав, он добавил, - пожалуй, не помешает дополнительная информация, сам-то я был на Ютаре всего пару раз, к тому же очень. Увидев остановившийся взгляд брата, старший сердито рыкнул, - без паники! Может кто из твоих приятелей располагает новыми сведениями, обзвони-ка всех, поспрашивай. Со стороны набережной и площади Митты легендарная дама - предводительница обороны во время осады города войсками Шеймилаещё доносились отдаленные звуки музыки, но в квартале, примыкающем к королевскому парковому комплексу было тихо, почти все спали. В слабом свете притушенных фонарей смутно белели цветы на клумбах, редкие огни домов казались висящими в воздухе. Месяц, медленно скользя по звездному небу, заливал безжизненным блеском острые крыши и верхушки деревьев. Особняк Аррантеллов, прячущийся за высокой стеной и зарослями цветущих роз, не был исключением среди темных жилищ. Мгла царила под кронами больших елей, окружающих беседку рядом с домом, и само здание было погружено в глубокие тени, но если бы случайному прохожему удалось попасть за ограду, то он мог бы увидеть ярко освещенные окна второго этажа, выходившие в сад. Большой письменный стол в библиотеке освободили от ненужных сейчас принадлежностей, как-то: бронзовой фигурки горгульи, подставки для карандашей, тяжелого папье-маше, и взамен завалили кучей бумаг, среди которых были и самодельные рисунки и какие-то свитки, заполненные полустертыми записями и магические карты при активации рун на них возникали объемные виды местности. Беда в том, что бОльшую часть пространства карт занимали девственно белые поля, на которых отсутствовали какое бы-то ни было изображения. Кстати, отдай-ка мне эту карту, нечего попусту её разглядывать, она хоть и старинная, зато самая верная! Сэйнт поморщился, - да помолчи уже, острица! Короче, Гелл, как ты себе это представляешь, быстро откопать нужное в такой прорве барахла? Сэйнт поднял глаза, - все равно не поедешь с нами, а потому нечего зря тратить время! Я не подумал, что Джар тут же созовёт своих друзей в эту поездку. Негодование утухло в зародыше. Гелл приободрился, поняв - его крылья помогут сохранить членство в составе спасательной экспедиции. К тому же, в религиозных представлениях местных - существа с хвостом и рогами, это выходцы из темных миров, демоны, которых следует немедленно уничтожать! Старший дракон бесцеремонно оборвал пламенную речь парня, - хватит якать, среди чародейской элиты Ютара - так называемых мораннитов, есть мощные маги с потрясающе сильными боевыми амулетами! Наша цель - вытащить как можно скорее из этой истории девчонку, а спасать твою задницу - лично у меня нет ни времени, ни желания! Правда, мог бы все же раньше остановиться, пожалеть меня несчастную. Ну да ладно, ему виднее, в конце концов, если не разбираюсь толком в здешних реалиях, лучше помалкивать, может и впрямь опасность нешуточная. Пока ехали, уж сотню раз думала, - то ли снять Покров Тайны? Тогда муж меня быстро найдет, ага, если он здесь. Сама же ему запретила следить за мной, да еще обозвала всяко. А вот моранниты, точнее, их чертовы следящие артефакты, не пропустят вспышки такого сильного биополя чета Схайме в этом отношении была настроена серьёзно и всю дорогу толковала своей подопечной об угрозе. Вот и не знаешь, как быть. С одной стороны, в руки оголтелых Просветленных не больно-то хочется попасть, а с другой, - постоянно вспоминались слова мерзкой сартанки: "от неё одни разочарования и неприятности, и нигде нет проку. А в ушах, не утихая, назойливо звучал противный пронзительный голос: "сам ведь рассказывал - надоело вытаскивать её из переделок, куда малолетка вляпывалась по своей дурости". Да понимаю, не совсем уж идиотка, врала она, конечно, не разговаривал с ней Джар о таком, но. Кто знает, что приходит другим в голову. В одном я твердо уверена, - если муженёк вновь примчится спасать свою беспомощную глупышку, вот тогда всё выйдет точно так, как и твердила злобная магичка. Нет, надо решать проблему самостоятельно, в конце концов, Яна Фирент, тьфу, то есть Яна Аррантелл - фактически магистр первой степени, до диплома рукой подать. Спрыгнув с лошади вру, громко сказано, на самом деле слезла кряхтя и держась за поясницуогляделась. Поляна в небольшом распадке, по дну которого звенел ручей, отлично подходила для отдыха. Под густым навесом раскидистой зелени лежала глубокая, прохладная тень. Водный поток бежал по ложу, выстланному мелкими камнями, наполняя бочажок. С противоположного берега, до которого легко дотянуться рукой, папоротник свешивал к воде резные листья. Вокруг, блестя под солнцем переливами изумрудного пламени, стеной стояли деревья, украшенные гибкими плетями цветущих лиан. Ох-х, ну наконец-то, - сев на свернутую куртку, я с блаженным вздохом вытянула ноги, привалилась спиной к теплому шершавому стволу и прикрыла. Умом понимала, - надо бы помочь Оршаде и Лидину с приготовлением ужина, или хотя бы позаботиться о своей лошади, но сил совершенно не. Нет, я честно попыталась приподняться с насиженного местечка между корнями, но увидев, что Кейсар уже вовсю обтирает скотинку пучком сорванной травы, а сам Усфар, взяв кожаное ведро, спускается к воде, я затихла. На фиг суетиться, если без тебя уже все прекрасно устроилось. Народ при деле, меня никто не трогает, ни о чем не просит, вот и прекрасно. Наблюдая за учениками мажьей четы из-под ресниц, я лениво размышляла: "какие они разные и одновременно похожие: и друг на дружку, и на моих однокурсников. Кейсар - самоуверенный смазливый крепыш, напоив лошадей, сноровисто устраивает кормушку под деревьями, но за работой не забывает посылать в сторону "хозяйской племянницы" благожелательные улыбки и взгляды. Оршада уж меня предупредила, сколь опасен для девиц этот молодой покоритель сердец, смешно. Лидин - скромный розовощекий юноша, почти мальчик, откидывая назад длинные шелковистые локоны, полностью поглощен процессом варки ужина. В то время, как Оршада размешивает в котелке крупу и сушеное мясо, он успевает подкинуть дрова в костер, разостлать на траве покрывало, извлечь из седельных сумок хлеб и чашки с ложками. Одна я не при деле. Из состояния полудремы меня вырвал громкий голос госпожи Схайме, - все к "столу", Яна, обед готов, вставай. Да я по дороге издохну. Колдун, словно не замечая выражения лица "племянницы" продолжил, - к вечеру, если поторопимся, успеем добраться до поселка, наймем лодку с парусом и к следующему утру будем в Ларзуше. Там уж недалеко, в предгорьях Источник, полдня пути. Эх, до чего же предусмотрительный человек, и все у него схвачено, повезло мне. Я молчала, дуя на горячую жидкость, до сих пор, как ни странно, не слишком подробно рассказывала о себе, больше о Реотане и Академии, но и в эту область, если честно, старалась не углубляться. Сами-то маги, спору нет, люди славные, но вдруг попадут в руки храмовников, кто знает? Небось, вон в книгах пишут, как на Земле инквизиция в средневековье умела допрашивать. Да и на Тиоре тоже, знаете ли, были Темные времена. Не выдержав, рассмеялась, пожалуй, кое в чем стоит просветить моих друзей: - на самом деле мне уж больше, скоро двадцать семь лет, - увидев недоверчивый взгляд Кейсара, фыркнула, - да правду говорю, какой резон выдумывать? Моя внешность теперь практически не будет меняться. То есть будет, только очень медленно, в общем не скоро сдвинусь с точки нынешнего возраста. Подумалось впрочем, вслух произносить не стала : "оно бы ничего, но похоже, у меня не только полудетский вид, но и куриные мозги, иначе бы не вляпалась опять". Расхожее утверждение, дескать, осознание ошибки, уже есть путь к её исправлению, меня мало радовало. Сделав очередной глоток, продолжила рассказ, - В нашем мире известно, что из-за мощного давления магической энергии у людей с Даром возникает сильный перекос в сознании в сторону детского восприятия мира, они относятся ко всему, как подростки. С одной стороны, это хорошо, потому как обеспечивает бОльшую восприимчивость при обучении магов, с другой - они должны гораздо дольше находиться под опекой своих наставников или родителей. Самостоятельно адаптироваться в окружающем мире юным магам сложно, они либо бывают слишком доверчивы и беспечны, либо вспыльчивы и неоправданно жестоки, чересчур легкомысленно относятся к тем ценностям взрослой жизни, которые для окружающих неоспоримы. Одним словом, напоминают молодых эльфов или драконов. Оршада слушала меня внимательно, а при последней фразе так и встрепенулась, явно заинтересовавшись, но не решаясь развивать тему. Я, однако, уловила её острый интерес, - что, ты хотела о чем-то спросить? В нашей семье имеются кое-какие знания о племени этих волшебных могучих существ благодаря сохранившимся старинным рукописям. Я напряглась, "сказать или нет, м-м-м, вот черт, сейчас они ко мне хорошо относятся, а если узнают. Не дай, бог, кинутся ноги мне целовать, как супруге божественного создания, или. Не знаю точно, но сдается мне - перестану быть значимой самостоятельной единицей. Да и вообще, меньше знаешь - крепче спишь, вот пусть мои друзья и продолжают хорошо спать-отдыхать в пути". Ещё одна мысль, вначале неоформленная, шевельнулась на краю сознания, вначале я пыталась отмахнуться, но когда она, упорно приблизившись, предстала передо мной во всей красе, то ужаснула свою хозяйку. Собеседники между тем, терпеливо ждали продолжения. Хм-м, надо потихоньку разруливать тему, и постараться, чтобы в последующем она не всплывала. В ответ послышался разочарованный вздох. Мальчик сидел, весь вытянувшись в струнку и не сводя с меня горящих глаз. Хорошо, что решилась не болтать лишнего, а то вон сразу нарисовался обожатель драконов, нет уж, на фиг - на фиг! Решив не отступать, упрямо возразила, - аура сильных магов-людей тоже весьма необычна, что ж теперь, в каждом видеть дракона? Ладно, нечего переливать из пустого в порожнее, давайте лучше подремлем, - я откинулась на охапку травы, услужливо подсунутую Кейсаром, и закрыла. Лидин, насупившись, молчал, но был явно недоволен моим преступным равнодушием и нежеланием развивать столь животрепещущую тему. Несмотря на уверения Усфара, в поселок мы добрались вовсе не к вечеру, а уже по темноте. И, конечно, не нашлось желающих на ночь глядя ставить под паруса лодку. Пришлось ночевать на постоялом дворе, маг хмурился, нервничал, Оршада что-то тихо втолковывала мужу, похлопывая его по плечу, успокаивала. Целая горка их лежала на плоском деревянном блюде, поставленном посреди стола. Вот только боюсь - как следует заценить старания местной кухарки была сейчас не в силах. Оршада, поглядев, как её "племянница" клюёт носом, а очередной пирожок вываливается из ослабевших пальцев, молча поднялась, взяла меня за руку и повела наверх, в комнаты, отведенные для ночлега. Едва коснувшись щекой подушки, я провалилась в сон. Они ведь безуспешно будут продолжать поиски на Земле. Если даже твоих приятелей я отказался взять с собой, то уж родителей Яны, тем. Они оба - магистры второй степени, это великолепно, но. Короче, мне некогда заниматься вопросами чьей-то охраны, к тому же Катрина очень красива и молода, а на Ютаре, знаешь ли, большой спрос на таких женщин! Сэйнт улыбнулся, - не сможет, а насчет Академии, всё уже устроено, если твой тесть захочет помощи - он её получит, и все привлеченные дружно будут обыскивать Северное полушарие Земли! Старший дракон расхохотался, видя изумление, написанное на лице брата, - потому что мой друг и бывший наставник Десм-Илло разъяснит им: мол, вторая спасательная команда в лице парочки драконов и одного аватара бодро шерстит Южное! Зевала, прикрывая рот ладонью, бездумно провожала взглядом плоскодонки и узкие остроносые челноки, скользившие по глянцевой морской глади. Небо с каждой минутой становилось бледнее, прозрачнее, море же, напротив, темнело. Утренние звезды, отражаясь в нём, медленно выцветали, пока совершенно не исчезли, утонув в темно-синей воде. Ничего, согреешься ещё, ручаюсь, день будет знойный, - ободряюще улыбнулся Усфар, - лишь бы ветер не стих. Под парусом-то мы живо дойдем до Ларзуша. Все равно - доколе солнце не поднимется, тепло не. Девочка сонно моргнула, повернулась, оглядывая большую, ярко окрашенную охряную ладью со свернутым парусом. Уткнувшись носом в прибрежную гальку и наполовину выдвинувшись в море, широкая посудина покачивалась на легкой волне. Оршада рассмеялась, - представляю, как бедняга будет шокирован! Ведь простой люд считает, что все колдуньи обязательно должны быть необыкновенными красавицами, особенно молоденькие. Яна в первую секунду удивленно подняла брови, совсем позабыв о своей, мягко говоря, неказистой внешности, но тут же насмешливо фыркнула. Владелец лодки поклонился Усфару и Оршаде, улыбчиво кивнул "племяннице" и мажьим ученикам и, разочарованно вздохнул. Любопытство в черных и блестящих, словно маслины, слегка выпуклых глазах моряка, пропало, едва он получше разглядел тощую малопривлекательную девицу. Мол, были колдуны Схайме, девка с ними страшненькая, племяшка хозяйки, магичка из неё, по всему видать, никакая, а путь они держали в Ларзуш за снадобьями, за редкими травами. Там Большой торг через пару дней начнётся, караваны приходят и горцы в долину спускаются, растения всяческие привозят, опять же мед диких пчел целебный, необыкновенный. Яна оторопела, - погоди, это мы сейчас им всё по-быстрому должны выложить? Шанир - мужичок-то пытливый, впрочем, как и все местные, давай выспрашивать, мол, куда, да зачем, ну я и не стал таиться, благо знаком с большинством здешних жителей давненько! Вот спроста и выложил наши планы. Полезнее, девочка, не дразнить человеческое любопытство излишней уклончивостью в ответах. А то ведь, чего не знаешь, додумать захочется, проследить. В то время как путешественники тихонько переговаривались, двое почти одинаковых парней с оголенными жилистыми торсами и впалыми смуглыми животами с черной курчавой полоской посредине, готовились к отплытию. Пока один возился на дне лодки, укладывая в ящик под кормой багаж магов, мешки со съестными припасами и бочонок, в котором, судя по звукам, плескалась вода, второй споро подогнал уключины по гнездам, вставил весла и с усилием насадил румпель на тяжелый руль. Повинуясь окрику отца, юноши, тужась и оставляя глубокие следы босых ступней на влажном песке, сволокли груженую ладью в море и осторожно оттолкнули от берега. Оказавшись полностью в воде, суденышко плавно закачалось на небольших волнах. Шанир ловко развязал и поднял треугольный парус. Светлое полотнище заполоскалось, словно тяжелый флаг, несколько раз сердито хлопнуло и медленно наполнилось слабым ветерком. Отказавшись от помощи Кейсара, настойчиво предлагавшего перенести её в лодку на руках, Яна разулась, повыше закатала просторные холщовые штаны и зашлепала по мелкой воде. Прозрачное море оказалось совсем теплым, гораздо теплее воздуха, а от прикосновения к голым ступням песка и мелких ракушек стало так щекотно и весело, что девочке захотелось смеяться. Частично утопленный в корпус судна бак называется полубаком. Сначала кораблик тихо плыл по спокойной глади небольшой бухты, затем миновал мыс и вышел в открытое море. Яна сидела на носу, свесив босые ноги за борт, и, прищурившись, глядела вперед, всей грудью вдыхая упругий, чуть солоноватый воздух, свежо и остро пахнущий водорослями и йодом. Ветер туго гудел в надувшейся парусине, и лодка, подскакивая и хлопая дном по волне, летела по морю. Солнце, между тем, поднималось все выше, в слепящем свете полудня небо, вылиняв, стало почти белым и горизонт исчез в сверкании воды. Кто-то слегка коснулся плеча. Удивленно обернувшись, Яна увидела одного из сыновей Шанира, молча протягивавшего ей соломенную широкополую шляпу с завязками. Сделав вид, что ничего не произошло, синеглазка поспешно спросила, - нам долго ещё плыть? Про себя она мысленно чертыхнулась, вот же придурок этот красавчик, достал уже со своей ласковой галантностью, кажущейся нелепой в отношении столь несимпатичной особы, да ещё и болтает, не следя за своим длинным языком! Хорошо, хоть, хозяин суденышка вряд ли что расслышал с кормы, а сыновьям его, кажется, всё по фиг. Впрочем, не совсем, один из них отозвался, - скоро уж придем, вон за теми скалами гавань Ларзуша! Проголодавшиеся путешественники охотно поддержали идею. Из развязанных мешков на свет были извлечены лепешки, белый овечий сыр, куски жареной рыбы, небольшая бутыль с маслом, кувшинчик с домашним вином вернее сказать, с перебродившим ягодным сокомдлинные желтовато - зеленые тэйгу местные овощи, сочные и приятные на вкус, напоминавшие не то огурцы, не то тыкву с легким яблочным привкусом. Яна сглотнула слюну, учуяв вкусные запахи, но слезать с удобного полубака не хотелось, к тому же осточертели знаки внимания, расточаемые Кейсаром, очевидно не оставшимся равнодушным к иномирянке. Оршада, поняв её нежелание находиться в тесноте среди мужчин, переложила часть снеди на чистую льняную салфетку и села к "племяннице", улыбнувшись остальным, - мы вдвоем поедим на возвышении, здесь удобнее. Только сейчас почувствовав, как пересохло во рту, Яна выпила залпом полную кружку молодого, чуть кисловатого вина, и протянула опустевший сосуд одному из моряков, щедро наполнившему его снова. ЯНА Кажется, второй заход был лишним, от ветра и солнца и без того кружилась голова, а уж после алкоголя. Пекло по-прежнему немилосердно, странная смесь скуки и волнения словно разъедала душу, и, подчиняясь внезапно охватившему меня сумасшедшему желанию, я встала в полный рост на носу и заорала изо всех сил: "Он капитан и родина его Марсель. Он обожает споры, шум и драки! Он курит трубку, пьёт крепчайший эль. И любит девушку из Нагасаки! У ней следы проказы на руках, У ней татуированные знаки! И вечерами джигу в кабаках Танцует девушка из Нагасаки! У ней такая маленькая грудь, А губы. Краем сознания понимала, что нельзя вести себя так вызывающе и глупо, опасно привлекать внимание, но, словно одержимая, не могла утерпеть. Стремление выплеснуть тревожное беспокойство в какой-нибудь дикой выходке частенько охватывало меня в подобные моменты словно можно таким дурацким способом избавиться от занозы в сердце и сейчас я не смогла, да и не захотела ему противиться. В себя пришла, увидев дико вытаращенные глаза Кейсара, ну-у-у и остальных, хм-м. Можно было устраивать соревнования, - чья челюсть упала ниже! Высокая стена опоясывала кругом строения, белыми кубиками сплошь усеявшие прибрежные холмы. Я разглядывала приближавшуюся гавань, где покачивался густой лес мачт стоящих у причалов кораблей, на палубах мелькали силуэты матросов, десятки остроносых лодок с людьми и товарами сновали между более крупными галерами и парусными судами. Кругом стоял шум - глухо шлепая, ударялись о палубу снасти, слышался визг веревок в блоках, словно огромные простыни, взмывали кверху и реяли по ветру паруса, зычно орали капитаны, перекрикивались между собой грузчики. Вообще порт неприятно поразил меня, - клубами пыли, вздымавшейся, казалось, до неба, грязью и мусором, оравами людей, заполнявших набережную и вереницами носившихся вдоль причалов, пьяными шлюхами, обнимавшимися прямо у мола с матросами и, хуже всего, дикой смесью запахов. Брезгливо поморщилась: от чересчур неприглядного зрелища можно и отвернуться хотя зачем, интересно жено вот что делать с моим носом, не переносившим подобные амбрё? Черт, хоть надушенным платочком зажимай, в лучших традициях благородных девиц. М-мда, симфония - какофония, бе-е-э, только не звуковая, а пахучая! К сладкому аромату фруктов примешивается вонь протухшей рыбы, от галер несет просмоленными досками и ворванью, от воды - гнилыми водорослями, от мешков, что тащат на спинах полуголые смуглые парни, тянет раздражающе острыми специями, а от самих грузчиков - прокисшим вином и едким мужским потом, впрочем, подозреваю, что не только им одним! С тоской вспомнила нашу столицу Юга. Нет, конечно в Наргейне, особенно в районе доков, местность вокруг Грузовой пристани тоже отнюдь не напоминала фешенебельный бульвар, являя собой весьма пеструю картину, полную суматохи. В памяти всплыли наши с Атером походы в Старый порт и двое горестно ревущих ишаков, я ухмыльнулась. Уже открыла рот, собираясь машинально ответить: "да вот, припоминаю, как однажды двум человеческим скотам мой друг помог приобрести более подходящий для них облик". Вот блин, чуть не проболталась, боюсь - о магии такой неистовой мощи здешние колдуны даже не подозревают, а кроме того, как это прозвучало бы? Ага, точно гром среди ясного неба: мол, один мой приятель, он вообще-то Морской Змей, но предпочитает на суше находиться в облике человека. Ох, боюсь, после подобных откровений Схайме с обоими учениками удар бы хватил! Слава богу, в порту мы не задержались, Усфар пер впереди своего маленького отряда, как танк, ловко лавируя среди людей и для надежности держа меня за руку. Это он зря, конечно, не маленькая, небось, не потерялась бы, в толпе двигаться умею, зато, когда тебя ведут, словно куклу, можно поглазеть по сторонам, так что спорить не стала, руку выдергивать, тем. А может, он после произошедшего думает, что я немного того? Угу, бедныйон даже не подозревает насколько его гостья чокнутая!. Прямая, вымощенная крупными желтоватыми плитами дорога вела к городским воротам. Хотя бы в целях взимания мзды с припоздавших. Вообще-то, в сам город можем и не заходить. Нет, - он досадливо цыкнул, - не получится, нам нужны лошади, а самых лучших сдает внаем хозяин Зеленого Круга - таверны рядом с цирком. Он скупает постаревших коней, уже непригодных для участия в бегах или выступлениях, но все ещё крепких. Вот древко штандарта с вышитым знаком шестилучевой звезды задело одну из жердей, поддерживающих легкий плетеный навес возле дома, и тот с шумом обвалился на песчаную землю, заодно обрушив гору новых ивовых корзин, вставленных одна в другую и мирно покоящихся у стены. Не оглядываясь на пожилого мужчину, выскочившего из калитки и принявшегося собирать разбросанное имущество, верховые проскакали дальше, исчезли за поворотом. Вновь воцарилось безмолвие, нарушаемое только кряхтением, да тихой руганью ползающего по дороге старика, лишь клубы пыли медленно опускались наземь. Две высоких раскидистых шелковицы словно шатром накрывали двор, заросший наполовину вытоптанной желтоватой травой. Внутри, за глинобитной оградой - большой амбар, чистенькая летняя кухня, птичник. Кудлатый пес громко, басовито залаял на чужих, загремел цепью, но оценив количество противников, спрятался обратно в конуру. Главарь цепким взглядом окинул подворье. Из трубы летней кухни идет дымок, но людей не видно, что ж, значит, они в доме. Крепкая дверь беленой саманной постройки под высокой соломенной крышей распахнулась под мощным ударом ноги, обутой в остроконечный сапог. На высоком колпаке - круг со звездой, горят золотом лучи, нашитые поверх черной сферы, длинная борода спускается на грудь, взгляд хищный, так и вонзается в душу. Простоволосая босая женщина в длинной рубахе попятилась назад, села на лавку, раскрыв рот, глаза испуганно округлились, руки ухватились за фартук, комкая его. Один из вошедших быстро оглядел внутренность избы, довольно ощерился. Комната большая, стены выровнены, помазаны мелом. На стенах под потолком, ряд полок со всяким добром - туески, короба, горшки. В красном углу, против печки, укреплен знак Двуединого, теперь-то он выглядит по-другому а не как было полсотни лет назад до прихода Храмаистинно, как и заповедано Провидцем - священный светлый гексакль на фоне темного круга! Тепло, сухо, пахнет горячим хлебом, что лежит на столе, укрытый чистой тряпицей, горит сальная свеча в глиняной плошке. Кто ещё был вместе с этим колдунишкой? Из дома-т не выходила, а хозяин-то наш во дворе с гостем толковал! Мужчина больно схватил её за плечо, и встряхнув, прошипел прямо в лицо, - знаю вашу паскудную породу, ведь подслушивала? Говори, иначе пожалеешь, что на свет родилась. Если будешь покорной святому Храму, тебя никто не обидит! Хозяин Зеленого круга - рыжеватый коренастый мужчина лет пятидесяти, полный, краснолицый, с короткой бородкой, начинавшей уже седеть, не слишком испугался мажьего гнева, - ну откуда же мне знать, ваша милость, что пожалуете, да ещё и с семьёй! Ежели б я знал, неужто не придержал для вас лошадок, - он развел руками, - ну нету и нету! Тот прижал руки к груди, - да Мораном клянусь, госпожа, стоИт пара-тройка запаленных, отдохнуть хоть ночь должны, а то ж выехать из ворот не успеете, под вами и падут! Ваншай, всплеснув руками, замотал головой, - о Двуединый, да где ж вы коней возьмете, куда вы на ночь глядя, да неужто брезгуете, господин, моим кровом? Трактирщик с изумлением взглянул на девчонку, посмевшую встрять в разговор старших, но ничего не сказал. Если ученица колдунов Схайме так распоясалась, то пусть сами и укажут на место нахальной девке, не его это дело! Прикажете к ним идти? Прижавшись вплотную к охряной лодке, Чайка остановилась. Глаза Шанира округлились от ужаса при виде воинов в белых клобуках. Согнутым, с заломленными назад руками, сложно изображать из себя героя, тем более, что рыбак и не причислял себя к таковым. А тут еще и сынки, бросившись было к отцу, заработали несколько ударов в пах и живот и валялись теперь на дне лодки, скрученные болью. Нет уж, ежели колдун чем и провинился перед Храмом, так пусть сам с ними и разбирается. А точно ли туда, не знаю, мы-то в лодке ночевали, нам всё одно гостиницы не по карману. Баваль за шкирку приподнял одного из щенков, с прищуром глянул в злые глаза, - ты клыки-то не скаль, а то быстро пересчитаем, ха, может жаждешь кнута попробовать? Девка колдовала в дороге, нет? Баваль, бывший одним из лучших охотников, не зря получил от Дархила, задержавшегося в Ларзуше, это поручение. Узнав по магической связи все подробности произошедшего во дворце далрутийского архонта, Просветленный пришел сначала в неистовую ярость, а потом в такое же возбуждение. Нарушен четкий и действенный план, гениальный в своей простоте! О демоны, проклятый мальчишка - наследник умудрился выздороветь и Винор соскочил с крючка. Однако, заклятие, сплетенное одним из лучших жрецов Храма, способен сорвать лишь маг невероятной силы. Этот уникум необходимо было получить любой ценой! Усфар придержал коня, оглянулся, - сейчас поедем к Восточным воротам, там наверняка ещё закрыто, но думается, смогу договориться. Яна держись рядом с Оршадой, постарайся не обращать на себя внимание. Я его сама придумала и сделала, ха-ха, так ты считал - мне навязали? Увидев отразившееся на лице подопечной неприятное удивление, Усфар хмыкнул, - а ты как думала? В человеческих землях на Ютаре свои нравы. Твоё поведение выбивается из общепринятых норм, запоминается некоторыми странностями и привлекает нежелательный интерес. Ручаюсь, и без того в столь ранний час мы будем единственными, кто покидает город, зачем нужно, чтобы стража ещё потом полдня обсуждала необычных путников. Проехали очередной перекресток, свернули направо, кони шли бодрой рысцой, благо никто не мешал, улицы по-прежнему были безлюдны. Ряды домов и лавок сменились высокой оградой с наглухо запертыми воротами из массивных бревен, удивившей Яну. А-а-а, там верно дворец правителя, как в Далрутии? После неудачной войны, случившейся около века назад, храмовники пошли на попятную, слава богам, хоть в чем-то уступили здравому смыслу! Теперь, будучи вынуждены поддерживать хотя бы видимость добрососедских отношений, не препятствуют приморским городам торговать с герэдами. Даже в самом Морленде есть их посольство. И в Ларзуше последние десятилетия вновь стали селиться оборотни. Правда, теперь они сами предпочитают жить в пределах собственного района, за крепкой оградой. Оно может статься, из числа селян или купчишек нашлись бы желающие спозаранку покинуть город или пробраться в. Ну уж нет, дудки, городской страже хоть ночью отдых нужен, а то ведь покою нет, так и шастают, туда - сюда, то открывай им ворота, то закрывай! Дожидаясь, пока Усфар, скрывшийся в небольшой сторожке, пристроенной к крепостной стене, убедит доблестных воинов продрать глаза и открыть ворота уж добром, или угрозами, это ему самому виднее"тетя с племянницей" негромко продолжали начатый разговор. Твой муж ведь утверждал, что все места Сил контролируют моранниты? Но ты мне не ответила, как попасть к Источнику? Неужто Усфар собирается наложить какое-нибудь хитрое заклятие на мораннитов? Нет, мы ещё не спятили, чтобы вступать в открытый конфликт с Орденом. И без того, положение семьи Схайме крайне шаткое! Все дело в местонахождении источника, он ведь находится не вплотную к заставе, а на небольшом плато в конце Змеиного ущелья. Ох, какое оно узкое - ехать можно лишь вереницей. Местами скалы сближаются так, что конь еле проходит, верно, потому и назвали змеиным, а затем горы словно расступаются и видно поляну, - Оршада на секунду задумалась, - может и всякие аспиды там водятся, не знаю, в глубине расщелины была очень. Так вот, вход туда строго охраняют, но к счастью орденским ищейкам не удалось прознать, что на поляну ведет тайная тропа. Слушай, а тебе с мужем откуда сие известно? Ну собственно, чего спрашиваю, вы ж местные. Всё, поди, знаете тут! Во-первых, Храм не позволяет и потом, туземцы очень воинственны, так что. Однако, Анклав свободных магов располагает сведениями о секретной тропе, один из них, местный уроженец, в юности был птицеловом, сыном горного племени. Маг уже садился на своего коня, отчаянно зевающий страж заскрежетал ключом в огромном замке и тяжелые створки медленно раздвинулись. В тишине слышался лишь сухой стук копыт, да крики птиц высоко в небе. Вокруг простиралась бескрайняя, чуть всхолмленная степь, словно широкое волнующееся море - ковыля, высоких ароматных трав и мелких неярких цветов. Ровное пространство изредка нарушалось зарослями кустарника и отдельно стоящими купами невысоких деревьев. Лишь вдали на северо-западе, откуда они прибыли, виднелась темно-зеленая полоска леса. Кони бойко шли по хорошему тракту, монотонность окружающего пейзажа убаюкивала, путешественники молчали, изредка подхлестывая лошадей. Пару раз Кейсар пытался задать какой-то вопрос иномирянке, но учитель строго прикрикнул, - не приставай! Девушка незаметно полностью погрузилась в собственные мысли. ЯНА Ну вот, сейчас мы доберемся до места Силы, я смогу зарядить Ключ и. Нет, всё же сначала вернусь домой, или к гроссам? Блин, даже не знаю, родители-то меня уже наверняка ищут, ну тогда лучше в Питер. Хм, можно считать - я выбралась из переделки, и главное, обошлась своими силами! Никакие драконы не понадобились! Да и вообще, позвать на помощь Джара - это будет последнее, на что я решусь! Вспомнилось, как в утро после праздничка, перед моим неудачным "прыжком" в чужой мир, благоверный угрожал вновь засунуть меня на проклятый Остров. Это со злости, когда я ему по морде лица кулаком засветила. Но разве можно было удержаться, особенно после его слов: "для нас это ничего не значило". Сперва-то презрительно фыркнула ему в бесстыжие глаза, но вот сейчас закрадывались сомнения: а вдруг и вправду жрицы прислушаются к мужниным доводам? Угу, решат, что я вообще. Я ж такая ценность, ну где ещё найдешь? Человеческая женщина, кучу детей может нарожать по крайней мере, в теориико всему прочему - сильный маг, энергетическое поле которого не будет разрушено драконьим! А младший Аррантелл, мол, уже исправился, осознал и всё такое, и достоин теперь воссоединиться со своей глупой женой, дабы присматривать за ней! Снова попасть в Лэйхор? Блин, да ни за что на свете! Боюсь - отныне это райское местечко всегда будет ассоциироваться у меня с тем кошмарным секс-марафоном! Хоть год прошел, но "я всё помню", ах-ха, "я был не пьяный". Особенно отвратительным оказалось заклятие ночного цветка, превращающего тебя в покорную игрушку, хуже шлюхи! Как он только посмел! Наверное, ударить меня не решался, боясь, что ненароком прибьет до смерти, с его то силищей! А по-другому справиться с женой было сложно, я ж хоть и перепугалась до ужаса, но это лишь вначале. Потом, когда поняла, что терять нечего, дралась, как психованная. Так вот - это самые подлые и мерзкие из чар - сочетание безвольного расслабления и жуткой похоти, которым невозможно противостоять, и, даже если внутри бушует отвращение и злость, ты раскрываешься навстречу ненавистным объятиям и ласкам, словно рабыня-нимфоманка, готовая на всё ради ублажения своего повелителя! И последней ночью, в Митторне, когда сдуру легла с ним в постель, в очередной же раз убедилась, - ну нельзя ему доверять, идиотка, повелась на ласковые слова, на колени встал. Примерно через два часа увидишь озеро, оттуда уже рукой подать до схрона, где можно оставить лошадей, - маг загадочно прищурился, - для этого придется прогуляться по каньону, места там красивые, хоть и мрачноватые! Надеюсь, все кончится благополучно. ГЛАВА 35 - О Дейон, и это лучшая в городе гостиница, - Геллэриэль обвел недовольным взглядом номер, выделенный троице приезжих. И вовсе я не выдумываю - право, все путешественники согласны с тем, что наш повар делает самоилучшие в Далрутии лакомства. Не зря ведь художником писана вывеска - "Сладкое житие". Ну пожалуйста, ответьте, что вы желаете? Взгляд блондина потеплел, остановившись на миловидном личике. Дождался, когда девушка скрылась за дверью и добавил, покосившись на друга, - глазки у неё прямо оленьи! Но этот постоялый двор все равно - дерьмо! Сэйнт хмыкнул, - а ты на что рассчитывал? Какого увязался за нами, если так страдаешь без комфорта? Эльф насупился, - мы здесь уже целый день и ничего не делаем. Надо девочку разыскивать, а не ерундой заниматься! Что ты предлагаешь, снять штаны и бегать? Ну давай, выйди на улицу и заори погромче, - Я-а-ана!!! Эх, зря я Джара послушал, он сам без тормозов и ты его вдобавок заводишь. Сэйнт был откровенно недоволен и братом и его дружком, оказавшимся не менее глупым, чем сам Джар. Вместо того, чтобы хладнокровно и системно подойти к решению проблемы, они были готовы, задрав хвосты, бестолково носиться по планете. Выйдя из портала на поляне посреди леса, драконы быстро взяли след, приведший их к жилищу колдунов Схайме, да вот беда, гнездышко уж опустело и птичка улетела. Вторая неожиданность и весьма неприятная - отпечаток ауры Яны оборвался именно в этом месте. Дав хороший подзатыльник психанувшему брату, Сэйнт без особых затруднений выяснил все обстоятельства случившегося у слуг, остававшихся в лесной обители. Больше всего помогла горничная, которой осторожно просканировали память. Разумеется, многое женщина не поняла или не видела, но самую главную информацию они получили: относительно недавно, поздним вечером, у дома колдунов Схайме нарисовалась, вышедшая из леса, молоденькая блондиночка, почти ребенок. Образ, считанный из сознания служанки, не оставлял сомнений в том, что это была именно Яна. Прожила девочка в доме два дня, а потом вся компания - чета магов, два ученика и Яна - уехали в город. Самое удивительное, что, покидая гостеприимное жилье, незнакомка выглядела совсем по-другому: некрасивая, смуглая, носатая. Ах, как жаль, видать господин Усфар заколдовал бедняжку, вот уж зачем было такой милый облик портить. Это место в воспоминаниях женщины было окрашено неподдельной грустью. Дракон не собирался ограничиваться лишь сведениями об их "пропаже" и, не мудрствуя лукаво, выудил из сознания горничной все, что могло, по его мнению, пригодиться в дальнейшем. Совесть старшего Аррантелла по такому ничтожному поводу не мучила, он ведь не собирался использовать полученные таким путем знания во вред их хозяйке, хотя, некоторая личная информация, признаться, его очень позабавила. Впрочем, надо отдать должное, ни с Геллэриэлем, ни с Джаром он ею не поделился. Жаль, что слепок ауры Схайме не удалось получить, ведь челядь, не будучи магами, здесь помочь не могла. Отойдя подальше от хутора, обернулись и под прикрытием щитов невидимости за каких-нибудь полчаса долетели до моря. Стражники у ворот с недоумением рассматривали хорошо одетых мужчин, пешком, без коней, явившихся в город. Слава богам, несколько серебряных монет быстро разрешили их сомнения. В Далрутии отыскали нужный дом, расспросили привратника и от него сделавшегося чрезвычайно словоохотливым под воздействием небольшого заклятия узнали - хозяева с племянницей, той самой носатой девицей, привезенной недавно в город, отбыли куда-то, прихватив с собой двоих учеников! Тетка травам её учит, больше та ни к чему, вроде, неспособна. А где ж тогда проклятая ведьма, что излечила наследничка? Вот к примеру, один из шанировых щенков ляпнул - мол, она не может быть злой ведьмой, так чудно пела, словно фея, а танцевала-то как! Даром что деваху красоткой не назовешь, но когда поёт - про всю страхолюдность забываешь! А разливалась-то прямо соловьем, и не по-нашему, красиво, а слов не разобрать! Дархил вначале отмахнулся, - эка невидаль, ну не местный диалект, то-то и видно - бедную родственницу привезли из каких нибудь отдаленных мест, - но потом задумался, - а мы ведь собирали про этих еретиков сведения, у жены колдуна есть и родня, и племянницы, да все взрослые бабы, и живут недалеко. Ладно, бери шестерку, и давай быстро в Зеленый круг, они поди, и проснуться не успели, вот ты их тепленькими-то, из кроватей и возьмешь! Амулет связи не забудь, на всякий случай, мало ли! Говори короче, что произошло? Дархил встрепенулся, - что могло понадобиться шайке Схайме в горах. Не к герэдам же они едут? Но въезд в ущелье тщательно охраняется и вряд ли опытные воины-моранниты пропустят к месту Силы недостойных магов, кои отказались приобщиться мудрости Провидца. Мощная волшба, творившаяся во дворце, непонятная девка, которую колдуны зачем-то пытались выдать за племянницу. Дархил злорадно усмехнулся, - верно, Оршада думает - Храму неизвестно, каковы из себя в действительности все её племянницы? Да-а-а уж, наивные глупцы! Семейка Схайме давно уж была, как бельмо в глазу, отказываясь вливаться в ряды Просветленных. А все из-за того, что Усфар пользовался протекцией архонта. Ишь, родственничек, демоны его забери. Ну что ж, если жрец решил покончить с этими отщепенцами, тем. И девку новенькую надо бы разъяснить, - дузг усмехнулся, - рыбаки утверждали, что она нехороша собой, жаль! Ничего, в монастыре сумеют приспособить её к чему полезному, был бы Дар, а уж дело найдется. Гарт словно услышала мои молитвы! Ка-а-к ты вовремя, - загорелая до черноты девушка с копной блестящих темно-рыжих волос и зеленовато-желтыми глазами, обрадованно протянула сразу обе руки вошедшему. Вот как раз подумывала, не отправиться ли в гости к темным эльфам на Сатхарн - праздник Сияющего Огня, но. Право, светлые умеют делать сие торжество неповторимым, - гость мечтательно прищурился, - ах-х, красота: везде цветущие розы, дома и беседки увиты зелеными растениями, звучат нежные мелодии, изумительно. Стеллар хихикнула, - а мне больше нравятся бешеные ритмы, хороводы, прыжки через костер для очищения от грехов, и все такое. Между прочим, люди охотно переняли и даже дополнили их, сдобрив изрядной долей собственной фантазии! Так что повеселиться можно и в их городах. Точно говорю, безумств в той же Сартании совершается не меньше, а, пожалуй и больше! Кстати, а что же Сэйнт, отказался развлекать свою прелестную кузину? Или на него уже нашлись желающие? Стеллар, неужто твою персону обошли и место оказалось занято? Да ведь мужчин на Острове хватает с избытком. Красавица - хозяйка погрозила пальцем и расхохоталась, играя ямочками на щеках, - нашего Сэя не так-то легко прибрать к рукам. Она насмешливо пожала плечами, - похоже ещё не родилась та, кто способна это сделать! Нет, милый Атертон, все гораздо скучнее и прозаичнее. Мы уже собирались отбыть в Аэльдрун, как вдруг все планы полетели к демонам. Сэйнт заявил, - девушка скорчила недовольную гримаску и пробубнила, явно передразнивая старшего наследника Аррантеллов: "только вначале навещу брата, не беспокойся, это не займет много времени, буквально день, или даже несколько часов! Пойми, у меня в душе какая-то непонятная тревога. Сам не знаю, право. Но ты не волнуйся. Мы всего лишь переговорим и я тут же вернусь". Дан Индораль лишь ухмыльнулся, - и-и-и? Нет, представь, просто свинство, прошло три дня, от него ни слуху ни духу. Надоело изображать дуру, пф-ф-ф, предпочла вернуться домой. Более не последовало никаких объяснений. Знаешь, честно говоря, достало уже всё. Сэйнт нянчится и носится со своим братцем, как с писаной торбой, даже Андвэйн его уже не раз останавливала, заявляя, что Джар когда-то должен научиться сам принимать решения и отвечать за свои поступки, но. Гость хмыкнул, - младший, между прочим, уже и жениться успел. Ха-ха-ха, интересно, а Сэйнт и в брачную ночь его наставлял и учил уму-разуму? К примеру, как обращаться с молодой женой. Стеллар прыснула, - верно нет, иначе бы супруга его не оставила - Да ну!? Может потому и оставила, - пренебрежительно процедил сквозь зубы приятель, - с чего это все считают, что Сэй умеет обходиться с женщинами. Ладно, к демонам Аррантеллов, так что решил, составишь мне компанию? Ясное дело, отделывать здание столь драгоценным камнем ни снаружи, ни внутри никто не собирался, но имитацию в украшениях вестибюля искусные мастера всё же изготовили. Мощенный разноцветной плиткой двор, дорожка для подъезда карет, ведущая от ворот к крыльцу под кованым козырьком, решетчатая, с точеными балясинами ограда палисадника, вокруг клумбы с пышными мотиллами аналог пионов на Тиорешпалеры, увитые плющом и диким виноградом. Длинные, до локтей, перчатки того же оттенка и ожерелье из гранатов довершали её наряд. Трудно было узнать в этой роскошной даме всегда скромную студентку. Жаль, по-моему Яна совершенно зря это придумала! Хм, провести целый месяц на Земле. И главное, они все туда свалили, и родители тоже, даже малую с собой прихватили. Просто свинство, мне бы могла хоть позвонить. Представь, я кое-как от нашего Риэннэля добилась более-менее вразумительных разъяснений, а то уж совсем и не знала, что думать! А у кого ещё узнавать, у Джара, что ли? Не буду я его ни о чём спрашивать, ну его на фиг! К тому же никого из этой компании в последние дни тоже нигде не. Девочки миновали колонны классического ордера с изящными лепными капителями, обрамляющие проход в вестибюль. Ещё несколько шагов и они оказались в обширном зале. Вдоль стен, обитых лиловым бархатом, тянулись удобные мягкие диванчики и небольшие кресла. Между ними, на приличном расстоянии друг от друга, располагались столы, имевшие дополнительное освещение в виде великолепных хрустальных канделябров со множеством свечей. С потолка свисали ряды колокольчиков, при каждом движении воздуха издававших нежные звуки, а во всех углах горели золоченые фонари самой причудливой формы. Свелента почувствовала, что сглупила, явившись сюда, в это безусловно шикарное заведение, одетой также, как обычно она наряжалась для похода в значительно более демократичную Лагуну. А ведь когда-то посещала Агниар, вместе с родителями. Знала, что из себя представляет и само местечко, и здешняя публика. А вот Тали, судя по восторгу на мордашке, бывшая здесь впервые, чисто интуитивно выбрала правильный тон. Свел, стараясь скрыть смущение и недовольство собой, пожала плечами, - ясно дело, - мотнула головой, указывая подруге на простенки между высокими окнами, украшенные цветами в изящных корзинах. Многочисленные букеты наполняли воздух свежими ароматами. Глянь, сколько незанятых столов! Свелента чуть тормознула раздухарившуюся подружку и подозвала служанку, пробегавшую мимо. Чуть заметное пренебрежение в глазах официантки, остановленной небогато одетой гостьей, мгновенно растаяло при виде самоуверенного лица, дорогих колец на тонких пальцах и височной руны блондинки. Свел, однако, заметила тень презрительного удивления, мелькнувшую на лице прислуги, и настроение её ещё больше испортилось. Эх, надо было для первого раза все же одеться получше. Вот если б она числилась в завсегдатаях этого ресторана, то могла себе позволить. А так, встречают-то по одежке. Да вот же они! Она и без того недолюбливала Раннолта, но его пассия откровенно раздражала. Точнее, не сама Сати, а вечно таскавшаяся с ней Лика, вот уж где чувствовалась кобра! М-мда-а, блин, неудачно все вышло, и оделась, как лахудра, и на козлов этих напоролись. Талина, впрочем, её недовольства не разделяла. Улыбка Сеорена, вставшего, чтобы поздороваться со знакомыми девушками, вызвала у монашки прямо-таки прилив оживления и радостный блеск в глазах. Скучающий Раннолт, заметив недовольное выражение на личике русалки, несколько оживился и, надеясь позабавиться "бабской" стычкой, окликнул студенток, - девочки, что ж вы здесь одни, присоединяйтесь, а? Дмелз обернулась и, смерив девушек неприязненным взглядом, скривила губы в надменной улыбке, - Ран, не приставай, твоё предложение не вовремя, барышни пришли в надежде подыскать кавалеров, а ты вздумал им помешать в решении столь важных и насущных проблем! Правда, - она демонстративно подняла брови, - для некоторых, видимо, приличное общество в новинку. Надо же, так приодеться, словно на дешевую вечеринку школяров явилась! Свелента затормозила и, мгновенно обернувшись, бросила через плечо со всей возможной ядовитостью, - милочка, мы по крайней мере не бегаем по городу в пьяном виде, пытаясь урвать объедки с чужого стола! Если бы не Геллэриэль, с которым девушка буквально на днях столкнулась у входа в Лакомку, то она и не знала бы ничего о событиях, произошедших в голубом особняке. Правда, эльф не особенно откровенничал. Упомянул лишь, что пьяная магичка явилась поутру к Джару непонятно зачем, пыталась скандалить и тот был принужден выставить непрошеную гостью вон. Лика, побагровев от нахлынувшего бешенства, только открыла рот, чтобы достойно ответить наглой мерзавке, но тут асур донельзя довольный сам собой и удавшейся затеей внезапно воскликнул, - о-о-о, кого я вижу, прелестнейшая дана Индораль! Позвольте напомнить вам о нашем недавнем знакомстве! Изумительной красоты юная девушка в струящемся элегантном платье приостановилась и, улыбнувшись, кивнула Раннолту. Проворно вскочив с места, он поцеловал белоснежную ручку, протянутую поистине царственным жестом. Золотые глаза обежали всю четверку, мгновенно отметив бледность, разлившуюся по щекам Сати, ледяное выражение на лице брюнетки, доброжелательный открытый взгляд Сеорена и. Я здесь сегодня совсем одна. Надеюсь, вы сумеете не оставить без внимания всех присутствующих дам? Она грациозно уселась на стул, по знаку Раннолта моментально принесенный официантом, и слегка надула губки, - но, право, так невежливо, представьте же меня своим друзьям! Только что была радостная, а ну, давай заказывай, будем пить и веселиться, - Свел в недоумении уставилась на внезапно помрачневшую подружку, - эй, куда смотришь-то, шею себе не выверни! Н-не-а, пожалуй, не знаю, точно! Но откуда это удивительное дежавю? Не-не, такую я б запомнила! Хо, так ты из-за неё расстроилась, что ли? Погоди, погоди, так тебе на полном серьёзе Сеорен нравится? Ни фига себе, брось, зачем тебе этот мажор, у Джара все друзья - бабники! И потом, мало ли привлекательных девиц на белом свете, по-любому, всех не переплюнешь! Слушай, если ему нужна ты, не будет он к этой крале клинья подбивать, а если. Ах, моё сердце чуть не разорвалось от горя! Безжалостная, получается, если бы не они, то нашей встречи не произошло бы! Ран, не слыша вопроса, допил вино и нагнулся ближе к своей визави, собираясь поцеловать её, но Лика не собиралась быть такой же мямлей, как златовласка. Она схватила парня за плечо, поворачивая к себе, - что ты сказал про Аррантеллов? Лика была в панике. Как ни странно, несмотря на отвратительное поведение дракона и постигшую сартанку неудачу, бледная моль все равно не представлялась ей опасной. За прошедшую декаду бешеный гнев утих, вернулась прежняя уверенность в себе и дана Дмелз успокоилась, почти! Ничего-ничего, у мужчин бывает временное помутнение рассудка, оно со временем проходит! Нужно лишь набраться терпения и подождать! Однако, дана Индораль, Лика ощущала это всей кожей, была ей не по зубам. Больше всего бесило, что она не могла толком разглядеть ауру незнакомки. Сати открыла рот и побледнела, переглянувшись с брюнеткой. Задыхаясь и, почти не соображая, куда идет, сартанка проследовала вслед за подругой. То-то я не могла разглядеть ничего толком, она щитами ауру прикрыла! Сумасшедшая, ты с кем задираться решила? Она же по тебе пройдет, раздавит и не заметит! Но только вот, боюсь, для этой девицы Джар - достаточно веская причина! Короче, Лика, молчи, или хотя бы будь повежливее, поняла? Несколько минут дана Дмелз молча сидела, зажмурившись и не реагируя на попытки вразумления, предпринимаемые настойчивой Сати. Наконец, она открыла глаза, блестевшие яростной чернотой, - да, а что там насчет Джара? Почему его все ищут? Не вздумай назвать её девкой, - прошипела подруга. Не слушая, Лика упрямо продолжала, - ты должна расспросить своего асура! Сати надеялась, что, по возвращении за столик, Лика угомонится. Частично её чаяния оправдались, дерзить Атере сартанка уж не решалась, но злобные взгляды все же продолжала кидать исподтишка, на что, впрочем, дракона не обращала ни малейшего внимания. Лишь пренебрежительно ухмылялась при очередной попытке соседки встрять в разговор. Отношение к собственной персоне, как к докучливой мухе, еще больше выводило из себя горделивую и заносчивую сартанку. Лика нервничала: привыкнув всегда и везде быть первой, с легкостью подминая под себя соперниц, она впервые столкнулась со столь очевидным превосходством. Увы, оно проявлялось во всём - остроумии и обаянии, бесспорной и яркой красоте, изысканности каждого движения хотя, ведь и Лика не на помойке родиласьаристократизме манер, умении колко шутить, не опускаясь до явной грубости. Намерения разузнать о Джаре дана Дмелз так и не оставила. Однако, задать мучивший её вопрос оказалось не так-то легко, Атера полностью перехватила инициативу и крепко удерживала нить беседы в собственных изящных ручках. Мужчины тупые скоты, на них ни в чем нельзя полагаться, Лика давно это знала были послушны рыжей мерзавке, словно бараны, они не сводили с неё глаз, поддакивали каждому слову, охотно смеялись над шутками. Несколько раз сартанка пыталась вставить фразу, бесполезно, её будто не слышали. Наконец, дождавшись удобного момента Сеорен увел прекрасную Атеру в центр зала, выпросив танец она поспешно проговорила, стараясь казаться беззаботной: - Ран, милый, ведь мы друзья, спаси же меня, иначе мне придется умереть от любопытства, - Что ты, детка, я не допущу твоей смерти. Лика заискивающе улыбнулась, - скажи, куда исчез Джар, почему его нигде не видно? Или они окончательно помирились с женой, уехали куда-нибудь отдыхать? Лика открыла рот, собираясь все же добиться внятного ответа от зловредного приятеля, но увидела, что к столу возвращается пара, закончившая танец. Подчиняясь предостерегающему знаку Сати а больше собственной интуиции она несколько принужденно рассмеялась и перевела разговор на безобидную тему - обсуждение талантов оркестра, игравшего в Агниаре. Да у неё ж на физиономии написано - шлюха! Хм, бедная монашка, в кои-то веки наметились романтические отношения, ан нет, какая-то непонятная девка вдруг объявилась, всё испортила! Это потому, что Яна красивая, а я ни капельки! Да в конце концов, у меня тоже парня нет, но я же не реву по этому поводу, да к тому же, как на Янку посмотрю, так знаешь, всякая охота пропадает! Вслух она сказала, - глупости, запомни, ты и сейчас хороша, а если все-таки собственная внешность чем-то не устраивает. Ха, забыла, что ли? Ты сильная чародейка и сможешь улучшить себе всё, как захочешь! Погоди, парни ещё будут штабелями укладываться! Уже встав на землю, монашка внезапно оглянулась, - ой, а вы с той рыжей друг дружку точно не знаете? Особенно обидным показалось едкое замечание, брошенное подружкой: "дан Мизар, видно, тебя в грош не ставит, и уж точно не доверяет. Я считаю: если мужчина любит, он не должен иметь от меня секретов, ну разве только дело очень личное! Но ведь здесь не такой случай! Речь вообще идет о девице, которая Рану не слишком симпатична. Ну в крайнем случае пообещай, мол, мне ничего не расскажешь. Добавь: "подобное недоверие с его стороны оскорбительно", ну что мне тебя учить, господи, прямо, как маленькая! ГЛАВА 36 Яна Прошло полдня с тех пор, как мы покинули Ларзуш. Солнце стояло в зените, заливая равнину потоками жара, небо выцвело до белесой голубизны. Я, то щурила слезящиеся глаза, надвигая поглубже широкополую шляпу, то совсем смыкала ресницы, пытаясь защититься от яркого света жаль, не взяла темные очки, ну так, ведь рассчитывала-то на Питер и сама не заметила, как горы приблизились. Почти отвесно поднимаясь в небо, будто крепостные стены, они преградили нам путь. Утомившиеся лошади медленно трусили среди высоких трав вдоль крутых склонов. Изредка налетавший ветер волновал пучки желтого пушистого ковыля, пригибая их к самой земле и открывая взгляду светло-серые верхушки громадных угловатых валунов, разбросанных у основания Шарсинских отрогов в самых неожиданных местах. Еще в лесном домике, собираясь в дорогу, Оршада, среди прочих вещей сунула мне в руки желтовато-коричневый то ли мешочек, то ли плоскую овальную коробку. Отвечая на мой удивленный взгляд, пояснила: "в мадне вода может храниться очень долго, и привкус у неё становится приятный, свежий, чуть кисловатый, наподобие лимонного". Мякоть её напоминает вкусом лимон, только чуть более пресная, и ещё - содержит слабый антисептик. Между прочим, плод можно использовать и как самостоятельную приправу, и добавлять в еду, чтобы продлить срок её хранения. Из смеси сока с маслом шарсинского кедра делают мазь для лечения ран, ты запоминай, вдруг ещё пригодится! Я потрясла мадну, нет, ничего там не заплескалось. Вытянув губы трубочкой, скорчила разочарованную гримаску и, вытащив пробку, перевернула фляжку, тем самым показывая моим спутникам - пусто! Оршада хмыкнула, - ну что вы, словно маленькие, подумаешь - прямо в пустыню попали! Лидин, а ты-то чего стонешь, ведь прекрасно знаешь, осталось потерпеть совсем чуть-чуть, и потом кто ж тебе помешал наполнить флягу возле последней речки, где мы поили коней.




Наташа Лобкова

Женщин - магов, как существ, склонных к греху и тьме, полагалось содержать в закрытых обителях монастырского типа, где они могли служить Творцу под руководством адептов-мужчин.